2. Тупик Прядильщиков (Spinner's End)

Переводчик: garder | Бета-ридер: just Tonks | Редактор: just Tonks | Оформление: Atreides

А здесь, далеко-далеко от окон премьерского кабинета, к которым вплотную подступала промозглая хмарь, — здесь, над грязной речушкой, змеившейся меж заросших и покрытых мусором берегов, плыл все тот же стылый туман. Огромная дымовая труба – все, что осталось от заброшенной мельницы, — зловещей тенью торчала над берегом. Вокруг не было ни звука, лишь тихо струилась темная вода, и ни души, только тощий лис прокрался вниз по берегу и с надеждой обнюхивал старые пищевые пакеты, разбросанные в высокой траве.

Но вдруг что-то едва слышно хлопнуло, и на берегу словно из воздуха появился некто — стройный, в плаще с капюшоном. Лис застыл, настороженно уставившись на невиданное чудо. Первые несколько секунд человек, казалось, осматривался, а затем легкими быстрыми шагами направился прочь, шелестя краем плаща по траве.

Тут хлопнуло уже громче, и на берегу возник еще один человек.

— Стой!

Резкий окрик вспугнул лиса, который лежал в зарослях, почти прижавшись к земле. Он выскочил из своего убежища и помчался вверх по берегу. Вспышка зеленого света, короткий визг — и лис упал замертво.

Второй человек подошел к зверьку и перевернул его, слегка поддев ногой.

— А, просто лис, — (презрительно произнес из-под капюшона женский голос). — Я-то думала, аврор… Цисси, стой!

Но та, за кем она гналась, лишь на миг замерла и оглянулась при вспышке света, а теперь уже взбиралась вверх по склону, с которого только что сорвался лис.

— Цисси… Нарцисса… да послушай же!

Вторая женщина догнала первую и схватила ее за руку, но та резко вырвалась.

— Белла, уйди!

— Ты должна меня выслушать!

— Уже слышала. Я все решила. Оставь меня!

Та, кого звали Нарциссой, наконец одолела подъем, и вторая женщина, Белла, догнала ее наверху. Стоя рядом, они смотрели через дорогу, на бесконечные ряды кособоких кирпичных домишек с тусклыми, слепыми в этой темноте окнами.

— Он что, живет здесь? — Белла не скрывала презрения. — Здесь? В этом маггловском клоповнике? Должно быть, до сих пор никто из наших сюда не…

Но Нарцисса ее не слушала. Без труда скользнув через проход в ржавой ограде, она уже перебегала улицу.

— Цисси, стой!

Белла кинулась следом — полы плаща летели за ней по ветру — и успела заметить, как Нарцисса бросилась в проулок между двумя домишками и выскочила на другую улицу, почти полную копию первой. Свет горел далеко не везде — часть фонарей была разбита, и женщины бежали то через лужайки света, то сквозь глубокую ночь. На очередном повороте второй удалось нагнать первую — она крепко схватила ее за руку и, рванув, заставила повернуться к себе.

— Цисси… не делай этого, ему нельзя доверять!

— Темный Лорд ведь доверяет ему?

— Боюсь… Темный Лорд… заблуждается, — Белла тяжело дышала. При этих словах она обернулась — не подслушивает ли кто, и глаза ее сверкнули под капюшоном. — Тем более, нам приказали не говорить о плане ни с кем. Ты хочешь ослушаться Темного Ло…

— Пусти, Белла! — с этим криком Нарцисса выхватила палочку из плаща и наставила прямо в лицо Белле. Но та только рассмеялась.

— Свою сестру, Цисси? Ты не…

— Я теперь на все способна! — Нарцисса срывалась в истерику. Палочка, будто нож, рассекла воздух, и полыхнула еще одна вспышка света. Белла отдернула руку, словно от огня.

— Нарцисса!

Но Нарцисса уже мчалась вперед. Растирая обожженную руку, Белла снова бросилась в погоню, на этот раз держась поодаль. Так они углублялись в безжизненный лабиринт кирпичных домов. Наконец, Нарцисса добежала до улочки под названием Тупик Прядильщиков — над улочкой, словно чудовищный палец, возвышалась дымовая труба мельницы и, казалось, от чего-то предостерегала. По мостовой, от которой эхом отдавались ее шаги, мимо окон — и просто разбитых, и заколоченных — Нарцисса дошла до самого крайнего дома, где сквозь занавески одной из нижних комнат пробивался тусклый свет.

Она уже успела постучаться, когда, ругаясь себе под нос, ее нагнала Белла. Усталые и запыхавшиеся, они ждали, пока им откроют, а ночной ветер доносил до них вонь грязной речушки. Довольно скоро в доме послышалось движение, и дверь чуть приоткрыли. Сквозь щель на них смотрел человек с длинными черными патлами, обрамляющими длинное землистого цвета лицо, на котором горели черные глаза.

Нарцисса отбросила с лица капюшон. Она была так бледна, что, казалось, светилась в темноте. Водопад длинных светлых волос, ниспадавших ей на спину, делал ее похожей на утопленницу.

— Нарцисса! — человек еще приоткрыл дверь, так что свет упал и на нее, и на ее сестру. — Какой приятный сюрприз!

— Северус, — прошептала Нарцисса сдавленным шепотом. — Мы можем поговорить? Это очень важно.

— Разумеется.

Он отступил, впуская Нарциссу в дом. Ее сестра — все еще в капюшоне — вошла за ней без приглашения.

— А, Снейп, — сухо поздоровалась она, проходя мимо него.

— Здравствуй, Беллатрикс, — его тонкие губы искривила едва заметная усмешка, и дверь захлопнулась.

Сразу от двери начиналась гостиная — темная и невероятно тесная, странным образом похожая на палату сумасшедшего дома. Стены были сплошь уставлены книгами, по большей части в черных и коричневых кожаных переплетах. Вся мебель — видавший виды диван, старое кресло и шаткий столик — словно сбились в кучу, чтобы попасть в лужицу тусклого света от свисавшей с потолка свечи в абажуре, которая служила лампой. В комнате было неуютно, как если бы хозяин жил здесь лишь изредка, наездами.

Жестом Снейп пригласил Нарциссу сесть. Она скинула плащ, отбросила его в сторону и села на диван, сжав на коленях бледные трясущиеся руки и не сводя с них глаз. Беллатрикс тоже убрала с лица капюшон, но не так быстро. Темноволосая, так непохожая на свою сестру-блондинку, с набрякшими веками и тяжелой нижней челюстью, — она подошла к Нарциссе и встала у нее за спиной, не сводя взгляда со Снейпа.

— Итак, чем же я могу вам помочь? — спросил Снейп, усаживаясь в кресло напротив сестер.

— Мы… здесь никого больше нет? — тихо спросила Нарцисса.

— Конечно, никого. То есть здесь Хвост, но паразиты ведь не в счет?

Он направил палочку себе за спину, на стену с книгами, и в стене этой со стуком распахнулась потайная дверь, за которой на узкой лестнице стоял человечек.

— Ты совершенно точно угадал, Хвост, у нас гости, — лениво проговорил Снейп.

Сгорбившись, человечек нерешительно преодолел последние ступеньки спуска и вошел в комнату. У него были маленькие слезящиеся глазки на остроносом лице, и улыбался он притворно и неприятно. Левой рукой человечек поглаживал правую, словно одетую в блестящую серебряную перчатку.

— Нарцисса! — голос у него был довольно писклявый. — И Беллатрикс! Как мило…

— Желаете выпить чего-нибудь? Хвост подаст, — сказал Снейп. — А потом вернется к себе в комнату.

Хвост вдруг сжался, как будто Снейп кинул в него чем-то.

— Я тебе не слуга! — пропищал он, стараясь не смотреть Снейпу в глаза.

— Неужели? Мне показалось, Темный Лорд прислал тебя помогать мне.

— Да, помогать!.. А не быть тебе мальчиком на побегушках и… и уборщицей я тебе не нанимался!

— Я и не знал, Хвост, что ты замахнулся на более опасные задания, — елейно протянул Снейп. — Это легко исправить — я поговорю с Темным Лордом…

— Я сам могу с ним поговорить, если захочу!

— Ну, поговори, поговори, — Снейп явно издевался. А пока что принеси нам вина. Лучше из того, что приготовили домашние эльфы.

На миг Хвост застыл, словно дерзнул бы перечить Снейпу, но потом развернулся и вышел через еще одну потайную дверь. Что-то стукнуло, зазвякало стекло. Через несколько секунд Хвост вернулся, в руках у него был поднос с пыльной бутылкой и тремя бокалами. Он почти бросил их на стол, заторопился прочь и с силой захлопнул за собой потайную дверь в стене с книгами.

Снейп разлил кроваво-красное вино по бокалам и предложил его обеим сестрам. Нарцисса пробормотала что-то в благодарность, Беллатрикс же продолжала молчать, сердито уставившись на Снейпа. Казалось, это ничуть его не смущает, — напротив, он явно получал удовольствие от происходящего.

— За Темного Лорда, — он поднял бокал и осушил его.

Сестры последовали его примеру. Снейп налил еще вина. Принимая от него бокал, Нарцисса поспешила объяснить:

— Прости, что мы вот так ворвались к тебе, Северус, но мне очень надо было тебя увидеть. Думаю, никто кроме тебя не сможет мне помочь…

Снейп поднял руку, прерывая ее, выхватил палочку и направил ее на потайную дверь с лестницей. Раздался грохот, кто-то взвизгнул, и они услышали, как Хвост, спотыкаясь, заторопился вверх по лестнице.

— Приношу свои извинения, — сказал Снейп. — Он в последнее время взял привычку подслушивать под дверью. Понятия не имею, что он там себе навоображал… Так ты говорила, Нарцисса…

Она глубоко вздохнула, пытаясь унять дрожь, и заговорила снова:

— Северус, я знаю, мне нельзя было приходить сюда. Мне приказали никому ничего не говорить, но…

— Тогда держи язык за зубами! — прорычала Беллатрикс. — Особенно в таком обществе!

— В таком обществе? — с издевательской улыбкой переспросил Снейп. — Как прикажешь тебя понимать, Беллатрикс?

— Так и понимать! Я не доверяю тебе, Снейп, и ты прекрасно это знаешь!

Нарцисса издала странный звук, точно зарыдала без слез, и закрыла лицо руками. Снейп поставил бокал на столик и устроился поудобнее: откинулся в кресле и положил руки на подлокотники, продолжая улыбаться прямо в глаза разъяренной Беллатрикс.

— Нарцисса, полагаю, лучше сначала выслушать Беллатрикс, это избавит нас от утомительных задержек. Ну, Беллатрикс, продолжай, — промолвил он. — Какова же причина твоего ко мне недоверия?

— Да тысяча причин! — выпалила Беллатрикс. Она шагнула из-за дивана и со стуком поставила свой бокал на стол. — Не устать бы перечислять! Где ты был, когда пал Темный Лорд? Ты даже не попытался его искать, когда он исчез — почему? Что ты делал все это время, пока жил у Дамблдора за пазухой? Почему ты помешал Темному Лорду завладеть Философским Камнем? Почему ты не вернулся к Темному Лорду сразу, когда он возродился? Где ты был несколько недель назад, когда мы с боем пытались добыть пророчество для Темного Лорда? И почему, Снейп, почему Гарри Поттер до сих пор жив, когда он был у тебя в руках все эти пять лет?

Она замолчала, тяжело дыша, лицо ее раскраснелось. А у нее за спиной Нарцисса по-прежнему сидела молча, спрятав лицо в ладонях.

Снейп улыбнулся.

— Прежде чем ответить… а я отвечу тебе, Беллатрикс, не сомневайся! Можешь передать мои слова всем, кто шепчется у меня за спиной и напевает Темному Лорду лживые доносы о моем предательстве! Так вот, прежде чем я отвечу, позволь и мне спросить. Неужели ты и вправду полагаешь, будто сам Темный Лорд не задавал мне ровно эти же вопросы? И неужели ты думаешь, что мы с вами сейчас разговаривали бы, не прими Темный Лорд моих объяснений?

Беллатрикс засомневалась.

— Знаю, он доверяет тебе, но…

— Но ты думаешь, что он заблуждается? Или что я как-то ухитрился его провести? Обманул Темного Лорда — величайшего мага, сильнейшего легилимента в мире?

Беллатрикс промолчала, но в первый раз с начала разговора видно было, что она в некотором замешательстве. Снейп не настаивал на ответе. Он снова взял свой бокал, отпил вина и продолжал:

— Ты спрашиваешь, где я был, когда Темный Лорд пал. Я был там, где он и велел мне, в Школе Магии и Волшебства Хогвартс, ведь он хотел, чтобы я шпионил за Альбусом Дамблдором. Полагаю, тебе известно, что я принял эту должность по приказу Темного Лорда?

Она едва заметно кивнула и уже открыла рот, чтобы сказать что-то, но Снейп опередил ее.

— Ты спрашиваешь, почему я не попытался отыскать его, когда он исчез. По той же причине, что не искали его Эвери, Йексли, оба Кэрроу, Грейбэк, Люциус — он слегка склонил голову в сторону Нарциссы — и многие другие. Я полагал, что… его больше нет. Я не горжусь этим, я понимаю, что ошибался, но прошлого теперь не изменишь… Если бы тогда он не простил всех нас — тех, кто забыл о верности, теперь у него осталось бы очень мало последователей.

— У него осталась бы я! — горячо ответила Беллатрикс. — Я! Я столько лет провела в Азкабане — ради него!

— Конечно-конечно, все это замечательно, — в голосе Снейпа звучало равнодушие и скука. — Не то чтобы ты сильно помогла ему, сев в тюрьму, но жест, безусловно, был красивый…

— Жест?! — пронзительно выкрикнула Беллатрикс, словно потеряв разум от ярости. — Меня мучили дементоры, а ты все это время отсиживался в Хогвартсе и любимчика Дамблдора из себя разыгрывал!

— Не совсем так, — спокойно возразил Снейп. — Он так и не дал мне преподавать Защиту от Темных Искусств, если хочешь знать. Должно быть, думал, что это может, … скажем так, вызвать рецидив… что я скачусь на старую дорожку.

— Так это и была твоя великая жертва во имя Темного Лорда — лишиться возможности преподавать свой любимый предмет? — издевательски расхохоталась она. — Зачем же торчать там все это время, Снейп? Шпионил за Дамблдором для хозяина, которого считал мертвым?

— Немного не так, — ответил Снейп. — Хотя Темный Лорд действительно был доволен, что я не оставил своих обязанностей: когда он возродился, у меня был готов отчет о шестнадцати годах жизни Дамблдора — согласись, более полезный подарок к возвращению Темного Лорда, чем бесконечные завывания о твоих муках в Азкабане.

— Но ты остался в…

— Да, Беллатрикс, я остался — сказал Снейп, и впервые в голосе его прозвучала досада. — Остался на непыльной работе, которую я предпочел сроку в Азкабане. Аресты Пожирателей Смерти шли тогда полным ходом… как тебе известно. А защита Дамблдора уберегла меня от тюрьмы — как можно было не воспользоваться таким случаем? Повторяю: Темный Лорд вполне доволен тем, что я остался в Хогвартсе, и не вижу, чем недовольна ты. Далее, — продолжал Снейп настойчиво и уже громче, потому что Беллатрикс так и рвалась перебить его, — ты хотела знать, почему я встал на пути Темного Лорда к Философскому Камню. На этот вопрос легко ответить. Он не знал, можно ли мне доверять. Как и ты, он думал, что перед ним не верный Пожиратель Смерти, а марионетка Дамблдора. Темный Лорд был в жалком состоянии — он потерял всю силу и вынужден был пребывать в теле весьма посредственного мага. Открыться бывшему союзнику он не решился— а что если союзник этот сдаст его Дамблдору или Министерству? Я глубоко сожалею, что он не доверился мне. Он мог бы вернуться к власти на три года раньше. А вместо этого я видел всего лишь, как Квиррел жадно тянет лапы к Камню, которого он недостоин, — и, признаю, я сделал все, что мог, чтобы помешать ему.

У Беллатрикс искривился рот, словно от горького лекарства.

— И все равно, ты не вернулся, когда он возродился, ты вовсе не торопился примкнуть к нему, как только почувствовал, как горит Темная Метка…

— Все верно. Я вернулся к нему двумя часами позже. Вернулся по приказу Дамблдора.

— По приказу… кого? — В ее голосе было смертельное оскорбление.

— Не будь дурой! — Снейп снова терял терпение. — Ну подумай же! Два часа, всего два часа — и я мог быть спокоен: я смогу вернуться в Хогвартс и продолжать шпионить. Я всего лишь притворился, что возвращаюсь к Темному Лорду исключительно по приказу Дамблдора, и вот — пожалуйста — с тех пор я успешно передаю Темному Лорду сведения о Дамблдоре и Ордене Феникса! И вот еще что: Темная Метка давала о себе знать уже почти год, и, чем дальше, тем сильнее. Я знал, что Темный Лорд должен вскоре возродиться — все Пожиратели Смерти знали об этом! Времени, чтобы принять решение и просчитать свои ходы, у меня было предостаточно. Если бы я хотел, то бежал бы, как Каркаров, — разве нет?

Уверяю тебя, если Темный Лорд вначале и был недоволен тем, что я вернулся не сразу, то от его недовольства не осталось и следа, стоило мне объяснить, что я остался верен ему, и ухитрился не потерять доверие Дамблдора. Да, Темный Лорд полагал, что я покинул его навсегда. Но он ошибался.

— Что-то толку от тебя маловато! — продолжала издеваться Беллатрикс. Ты хоть раз сообщил нам что-нибудь полезное?

— Я передаю сведения напрямую Темному Лорду, — парировал Снейп. — Если он не считает нужным делиться ими с тобой…

— Он всем со мной делится! — тут же вспылила Беллатрикс. — Он называет меня совей самой преданной, самой верной…

— Неужели? — с едва различимой ноткой недоверия в голосе спросил Снейп. — Все еще называет? Даже после твоего провала в Министерстве?

— В этом нет моей вины! — Беллатрикс залилась краской — Темный Лорд всегда поверяет… поверял мне самое ценное… и если бы Люциус…

— Не смей! Не смей сваливать вину на моего мужа! — Нарцисса говорила тихо и жутко, глядя на сестру.

— К чему искать виноватых? — примирительно сказал Снейп. — Что было, то было.

— Да, но тебя-то там не было! — Беллатрикс была в ярости. — Нет! Ты снова где-то отсиживался, пока мы рисковали собой — так, Снейп?

— Мне было приказано не вмешиваться, — был ответ. — Стало быть, ты не согласна с Темным Лордом? Или, может быть, ты полагаешь, что Дамблдор и не заметил бы ничего, стань я в ряды Пожирателей Смерти — против Ордена Феникса? И… прости великодушно… ты, кажется, говорила о риске… перед вами ведь было шестеро подростков, или я ошибаюсь?

— К ним, как тебе известно, очень скоро присоединилась добрая половина Ордена Феникса! — прорычала Беллатрикс. — И, раз уж мы заговорили об Ордене… Ты все еще упрямишься — не можешь сказать, где их штаб, да?

— Я не Хранитель Тайны — не в моих силах выдать ее. Полагаю, ты представляешь себе, как работает это заклинание? Темный Лорд доволен теми сведениями об Ордене, что я передавал ему до сих пор. Именно благодаря этим сведениям, как ты, возможно, догадалась, недавно была схвачена и убита Эммелина Вэнс. И, конечно же, без них не удалось бы разделаться с Сириусом Блэком, хотя, безусловно, прикончила его ты — тут все лавры принадлежат целиком и полностью тебе.

Он слегка кивнул ей и поднял бокал, словно говоря — твое здоровье. Но лесть не помогла.

— Ты упорно избегаешь моего последнего вопроса, Снейп. Насчет Гарри Поттера. Сколько раз за эти пять лет ты мог его убить! Но так и не убил. Почему?

— Может, тебе поговорить об этом с Темным Лордом? — вместо ответа спросил Снейп.

— Я… Мы в последнее время… В общем, я тебя спрашиваю, Снейп!

— Убей я Гарри Поттера, без его крови Темный Лорд не смог бы вернуть себе тело и стать неуязвимым…

— Хочешь сказать, ты наперед знал, что мальчишка ему понадобится? — съязвила Беллатрикс.

— Ничего я не хочу сказать. Его планы были мне неизвестны. Я не скрываю этого и уже говорил тебе: я считал, что Темный Лорд погиб. Я просто пытаюсь объяснить тебе, почему живой Гарри Поттер вполне устраивает Темного Лорда, по крайней мере устраивал до прошлого лета…

— Но почему с тех пор ты не прикончил его?

— Ты что, не поняла меня? Только защита Дамблдора уберегала меня от Азкабана! Или ты думаешь, что он простил бы мне убийство своего любимого ученика? Но есть и другие причины. Вынужден напомнить тебе, что, когда Поттер только появился в Хогвартсе, слухи вокруг него еще не улеглись. Поговаривали, что в нем самом — огромная сила темного мага, иначе как бы он выжил под ударом Темного Лорда? Многие из былых последователей Темного Лорда даже решили, что Поттер может стать знаменем, вокруг которого мы все снова соберемся. Признаю, мне стало любопытно, и совершенно не хотелось убивать его, как только он переступит порог замка.

Конечно, довольно скоро стало очевидно, что никаких выдающихся способностей у него нет. Из всех затруднений ему помогали выпутываться счастливый случай и более одаренные друзья. Он сама посредственность, и при этом так же отвратителен и самодоволен, как его папаша когда-то. Я сделал все, что от меня зависело, чтобы его вышвырнули из Хогвартса — я уверен, там ему не место — но убивать его или дать его убить у меня на глазах? Так рисковать прямо под носом у Дамблдора — сущая глупость.

— И что, ты предлагаешь нам поверить, что за все это время Дамблдор ни разу не заподозрил тебя? — не успокаивалась Беллатрикс. — Что он понятия не имеет, с кем ты на самом деле, что он все так же слепо верит тебе?

— Я неплохо играю свою роль, — был ответ. – И ты забываешь о главной слабости Дамблдора: он безоговорочно верит, что добро в человеке сильнее — иначе он не сможет. Когда Дамблдор взял меня на работу — меня, вчера еще Пожирателя Смерти — я скормил ему басню о своем глубочайшем раскаянии, и он принял меня с распростертыми объятьями… хотя и, повторюсь, никогда не подпускал меня к Защите от Темных Искусств ближе, чем мог. Дамблдор всегда был великим магом… да, великим! — добавил он, потому что Беллатрикс уничтожающе фыркнула — сам Темный Лорд признает это. Однако, что приятно, Дамблдор стареет. Их дуэль с Темным Лордом — в прошлом месяце — подорвала его силы. А потом он даже был серьезно ранен — словом, Дамблдор уже не тот. Но Северусу Снейпу он всегда доверял, все это время, вот почему Темный Лорд так меня ценит.

Беллатрикс все еще была явно недовольна, хотя и не могла понять, как бы еще ужалить Снейпа. Воспользовавшись тем, что она наконец замолчала, Снейп повернулся к ее сестре:

— Ну, что ж… Нарцисса, ты, кажется, пришла просить меня о помощи?

Нарцисса подняла на него взгляд, в котором безо всяких слов читалось отчаяние.

— Да, Северус. Я… Мне кажется, ты один можешь мне помочь. Мне больше не к кому идти. Люциус в тюрьме, и…

Она закрыла глаза, из-под век ее скатились две огромные слезы.

— Темный Лорд запретил мне говорить об этом, — продолжала Нарцисса с закрытыми глазами. — Никто не должен узнать о его плане. Это… величайшая тайна. Но…

— Если он запретил тебе, то говорить нельзя, — тут же прервал ее Снейп. — Слово Темного Лорда — закон.

Нарцисса даже задохнулась, точно ее обдали ледяной водой. Лицо Беллатрикс просияло — впервые с тех пор, как они вошли в дом.

— Вот видишь! — торжествующе сказала она сестре. — Даже Снейп тебе говорит! Тебе велели не болтать — так придержи язык!

Но в этот момент Снейп вдруг поднялся на ноги, шагнул к крошечному окну и сквозь щель в занавесках обвел пустую улицу пристальным взглядом. Потом он рывком задернул занавески и, нахмурившись, повернулся к Нарциссе.

— Но так уж получилось, что план мне известен, — сказал он едва слышно. — Я один из немногих, кому Темный Лорд поверил его. Однако, Нарцисса, не будь я посвящен в эту тайну — на тебе сейчас лежала бы вина страшного предательства, измены Темному Лорду.

— Я знала, что ты посвящен! — Нарцисса вздохнула уже свободнее. — Он так тебе доверяет, Северус…

— Ты знаешь о плане? — едва лицо Беллатрикс успело разгладиться, как его снова исказило — на этот раз от возмущения. — Ты — знаешь?

— Разумеется, — ответил Снейп. — Но чем же я могу помочь тебе, Нарцисса? Уж не воображаешь ли ты, что я сумею поговорить с Темным Лордом и убедить его отказаться от своего плана? Боюсь, это безнадежная затея. Совершенно безнадежная.

— Северус, — прошептала она. По щекам ее катились слезы. — Мой сын… мой единственный сын…

— Драко должен быть горд, — Беллатрикс говорила ровно. — Темный Лорд оказал ему великую честь. И вот еще что я скажу тебе насчет Драко: он не бежит от своего долга. Мне показалось, что он даже рад такому редкому случаю проявить себя, такой блестящей возможности…

Тут Нарцисса просто разрыдалась, не переставая умоляюще глядеть на Снейпа.

— Это потому, что ему всего шестнадцать! Он представить себе не может, что его ждет! Почему, Северус? Почему именно мой сын? Ведь это так опасно! Это месть за промах Люциуса, я знала, знала это!

Снейп промолчал. Он отвернулся, чтобы не видеть ее слез — так отворачиваются от непристойной сцены, — но притвориться глухим он не мог.

— Он для этого выбрал Драко, да? — настаивала она. — Чтобы наказать Люциуса?

— Если Драко справится со своей задачей, — Снейп все еще глядел в сторону, — Темный Лорд вознаградит его превыше всех.

— Но он не справится! — всхлипывала Нарцисса. — Как он может справиться, когда даже сам Темный Лорд…

Беллатрикс едва слышно ахнула от неожиданности. Нарцисса потерялась окончательно.

— Я хочу сказать… ну… никому ведь еще не удавалось… Северус… прошу тебя… Ты любимый учитель Драко — и всегда им был… Ты старый друг Люциуса… Умоляю тебя… Темный Лорд так ценит тебя, ты самый близкий его советник… Пожалуйста! Поговори с ним, убеди его…

— Темного Лорда нельзя переубедить. Не стану даже пытаться — я не глупец, — резко ответил Снейп. — Не стану притворяться, что Темный Лорд доволен Люциусом. Ответственность была на нем. Он глупо попался — и утянул за собой много кого еще — а пророчества так и не достал. Да. Темный Лорд рассержен, Нарцисса. Очень рассержен.

— Значит, я права, Драко — это его месть! — У Нарциссы перехватило дыхание. — Не задачу ему выполнить надо, а чтобы Драко погиб, выполняя ее!

Снейп снова промолчал, и Нарцисса потеряла остатки самообладания. Она поднялась на ноги, пошатываясь, подошла к Снейпу и отчаянно вцепилась в его мантию. Почти касаясь его лица своим и роняя слезы ему на грудь, она прошептала едва слышно:

— Может быть, это сделаешь ты? Может, ты сделаешь это вместо Драко? У тебя получится, я в этом не сомневаюсь! И он вознаградит тебя превыше всех нас…

Сжав ее запястья, Снейп отвел от себя руки, которые цеплялись за него с такой силой. Глядя сверху вниз в ее мокрое от слез лицо, он медленно проговорил:

— Полагаю, в этом и состоит его план. В итоге это должен сделать я. Но сначала обязан попытаться Драко. Видишь ли, если у Драко получится, что маловероятно, я смогу еще ненадолго остаться в Хогвартсе как шпион и продолжать свою полезную работу.

— Иными словами, ему все равно, останется Драко жив или его убьют!

— Темный Лорд очень рассержен, — тихо повторил Снейп. — Ему не удалось услышать пророчество. Мы с тобой прекрасно знаем, Нарцисса, что его прощение не так-то просто заслужить.

Нарцисса была сломлена — всхлипывая и рыдая, она упала к его ногам.

— Мой сын… мой единственный сын…

— Ты должна бы гордиться этим! — Беллатрикс была безжалостна. — Будь у меня сыновья, я с радостью отдала бы их — служить Темному Лорду!

Вскрикнув в отчаянии, отчаяния Нарцисса запустила пальцы в свои длинные светлые волосы. Снейп наклонился, схватил ее за руки и помог ей подняться, потом отвел ее к дивану, налил еще вина и силой впихнул бокал ей в руку.

— Хватит, Нарцисса. Вот, выпей. И послушай меня.

Нарцисса немного приутихла. Она неуверенно пригубила вино, расплескивая его на себя.

— Может статься, я и смогу… помочь Драко.

Нарцисса резко выпрямилась, глаза ее на белом как мел лице казались огромными.

— Северус… О, Северус!.. Ты поможешь ему? Ты присмотришь за ним, чтобы не случилось ужасного?

— Я могу попытаться.

Нарцисса отбросила бокал; он покатился по столу. Она соскользнула с дивана и кинулась на колени перед Снейпом, схватила обеими руками его руку и прижалась к ней губами.

— Если ты говоришь, что будешь оберегать его… Северус, поклянись! Ты дашь мне Нерушимую Клятву?

— Нерушимую Клятву?

На бесстрастном лице Снейпа невозможно было прочесть его чувства. Однако Беллатрикс, поняв это по-своему, торжествующе хохотнула:

— Кого ты слушаешь, Нарцисса?! Попытается он, конечно… Как обычно наговорит пустых слов, и змеёй в кусты!… И, конечно же, по приказу Темного Лорда!

Снейп не взглянул на Беллатрикс. Его черные глаза неотрывно смотрели в полные слез голубые глаза Нарциссы — та все еще сжимала его руку.

— Ну конечно, Нарцисса. Я дам Нерушимую Клятву, — тихо произнес он. — Возможно, твоя сестра согласится стать Связующей?

У Беллатрикс даже приоткрылся рот. Снейп опустился на колени напротив Нарциссы. На глазах у потрясенной Беллатрикс они соединили правые руки, словно в рукопожатии.

— Нужна твоя палочка, Беллатрикс, — холодно сказал Снейп.

Все еще пораженная, она достала волшебную палочку.

— И подойди поближе, — добавил Снейп.

Беллатрикс шагнула вперед и встала прямо над ними. Кончиком палочки она коснулась их соединенных рук и так замерла.

Нарцисса произнесла свои слова:

— Клянешься ли ты, Северус, присмотреть за моим сыном Драко, когда он будет выполнять приказ Темного Лорда?

— Клянусь.

Тонкий язычок яркого пламени вырвался из кончика волшебной палочки и, словно тонкая раскаленная пружина, обвился вокруг их рук.

— Клянешься ли ты, насколько в твоих силах, оберегать его?

— Клянусь.

Второй язык пламени вырвался из палочки и переплелся с первым в тонкую светящуюся цепь.

— И, если это будет необходимо… если ты увидишь, что Драко не сумеет завершить задание… — прошептала Нарцисса (рука Снейпа дернулась, но он не отнял ее) — клянешься ли ты завершить задание, которое Темный Лорд назначил Драко?

На секунду наступила тишина. Беллатрикс наблюдала за ними с широко открытыми глазами, не отводя палочку от их сцепленных рук.

— Клянусь, — сказал Снейп.

На потрясенном лице Беллатрикс отразился красный свет третьего языка пламени, который точно выстрелил из палочки и молниеносно обвился вокруг их крепко сцепленных рук — как веревка, как огненная змея.

Имена собственные и термины, встретившиеся в тексте:

Spinner’s End — Тупик Прядильщиков;

An auror — аврор;

Narcissa — Нарцисса;

Cissy — Цисси;

Bellatrix — Беллатрикс;

Bella — Белла;

Severus Snape — Северус Снейп;

Wormtail — Хвост;

Elves — домашние эльфы (домовые эльфы?);

The Dark Lord — Темный Лорд;

Albus Dumbledore — Альбус Дамблдор;

Philosopher’s Stone (British Edition) / Sorcerer’s Stone (American Edition) — Философский Камень;

Harry Potter — Гарри Поттер ;

Legilimens — Легилимент (ужас. Умопровидец? Разумоскан? — шучу, шучу. Но ЧТО с ним делать?);

Hogwarts School of Witchcraft and Wizardry — Школа Магии и Волшебства Хогвартс (знаю, что «волшебство» — не то. А как? «Ведьмовства»? — еще хуже. Не «ведовства» же и не «колдовства». Может, просто оставить «Школа Магии Хогвартс»? Есть вариант «Школа для малолетних Магов и Ведьм Хогвартс»);

Avery — Эвери;

Yaxley — Йексли;

The Carrows — оба Кэрроу;

Fenrir Greyback — Фенрир Грейбэк? Серый? Сероспиный? Сероспин? Серогрив?

Azkaban — Азкабан;

Defense Against the Dark Arts — Защита от Темных Искусств;

The Death Eaters — Пожиратели Смерти;

The Ministry — Министерство (Магии);

The Dark Mark — Темная Метка;

The Order of the Phoenix — Орден Феникса;

Karkaroff — Каркаров;

The Secret Keeper — Хранитель Тайны;

Emmeline Vance — Эммелина Вэнс;

Sirius Black — Сириус Блэк;

To regenerate (о Волдеморте) — вернуть себе тело;

Invincible (о Волдеморте) — неуязвимый;

A Dark wizard — темный маг (существенна ли прописная?);

Draco Malfoy — Драко Малфой;

The Unbreakable Vow — Нерушимая Клятва;

Bonder — Связующий/Связующая.

Гарри Поттер и Принц-Полукровка
« Глава 1. Другой министр Оглавление Глава 3. Волей-неволей »
123456789101112131415161718192021222324252627282930
 
hp6/ch2.txt · Последние изменения: 2007-07-23 00:00 (внешнее изменение)
 
Recent changes RSS feed Creative Commons License Donate Powered by PHP Valid XHTML 1.0 Valid CSS Driven by DokuWiki