Глава 29. Пропавшая диадема (The Lost Diadem)

Переводчик: Алаварус Редактор: naddy

- Невилл?! Что за… ты откуда?!
Но Лонгботтом уже заметил Рона с Гермионой и, радостно крича, бросился их обнимать. Чем дольше Гарри смотрел на Невилла, тем больше жуткого замечал: один его глаз заплыл желтым и фиолетовым, все лицо исчертили порезы, а общая потрепанность говорила о том, что он знал и лучшие дни. И, тем не менее, его побитая физиономия сияла, когда он выпустил Гермиону из объятий и заявил:
- Я верил, что ты придёшь. Все твердил Шеймусу, что ждать уже недолго.
- Что с твоим лицом?
- Где? А это… - он отмахнулся. – Ничего страшного. Бывает и хуже. Вы бы на Шеймуса посмотрели. Ну, пошли, что ли? Ах, да…
Он обратился к Аберфорту.
- Аб, сюда может заглянуть еще пара-тройка человек.
- Пара-тройка? – мрачно переспросил тот. – Что значит «пара-тройка», Лонгботтом? Во всей деревне комендантский час и Воющее заклятье!
- Естественно, поэтому они аппарируют прямо в бар, – объяснил Невилл. - Просто отправь их вслед за нами, как появятся, ладно? Спасибо.
Невилл подал руку Гермионе и помог ей забраться на каминную полку, а затем и в туннель. Следом влезли Рон и сам Невилл. Гарри задержался, повернувшись к Аберфорту.
- Я даже не знаю, как вас благодарить. Вы дважды спасали нам жизнь.
- Ты там поаккуратней, - ворчливо заметил Аберфорт. – В третий раз у меня может и не получиться.

Гарри забрался на камин и через дыру за портретом Арианы попал в туннель. По ту сторону проема были аккуратные каменные ступени. Казалось, туннель существовал здесь долгие годы. На стенах висели бронзовые лампы, а земляной пол был утоптан до гладкости. Тени ребят плясали на стенах, когда они шли по проходу.
- И давно он здесь? - поинтересовался Рон, как только они отправились. – Его ведь нет на карте мародеров, ведь так, Гарри? Я всегда считал, что из школы ведет только семь входов и выходов.
- Они их все перекрыли еще до начала учебы, - отозвался Невилл. – Никаких шансов попасть внутрь: заклятья на входе, Death Eaters и дементоры на выходе.
Теперь он не шел, а пятился, разглядывая друзей и сияя от счастья.
- Да что мы… Лучше о себе расскажите. Это правда? Правда, что вы забирались в Гринготтс? Что верхом на драконе сбегали? У нас только и разговору теперь, что о ваших подвигах. Терри Бута даже Кэрроу избили, когда он объявил о вас на весь Большой Зал за обедом!
- Правда, - скромно ответил Гарри.
Невилл восхищенно засмеялся.
- А что вы сделали с драконом?
- Отпустили на волю, - пожал плечами Рон. – А Гермиона хотела его приручить…
- Хватит сочинять, Рон…
- Так чем же вы там занимались? Говорят, ты просто скрывался, Гарри, но мне в это не верится. Я думаю, вы что-то задумали.

- Так и есть. Ты лучше про Хогвартс расскажи, Невилл, мы же ничего не знаем.
- Ну… сейчас это уже не тот Хогвартс, что раньше, - ответил Невилл, мигом прекратив улыбаться. – Про Кэрроу вы, конечно, слышали?
- Двоих Death Eaters, которых назначили преподавать?
- Не только преподавать, - объяснил Невил. – На них вся дисциплина. А их мёдом не корми, дай кого-нибудь понаказывать.
- Как Амбридж?
- Они и ее переплюнули. Все учителя обязаны докладывать Кэрроу, если мы провинимся. Они, конечно, нас прикрывают, когда могут - ненавидят их так же, как мы. Амикус, - продолжал Невилл, - здоровенный такой, преподает то, что когда-то было защитой от Темных Искусств. Только теперь это сами Темные Искусства. Нас учат использовать Cruciatus на тех, кто получил выговор.
- Что?!
- Так я и заработал вот это, - он указал на особенно глубокий порез на щеке. – Отказался. Хотя некоторым нравится. Крабб и Гойл у него в любимчиках. Сдается мне, они впервые добились отличных оценок – за что бы то ни было. Алекто, сестра Амикуса, преподает магловедение – теперь это обязательный предмет. Все вынуждены слушать, как маглы похожи на скотов, тупых и немытых, как они своим тиранством загнали колдунов в подполье, и как мы возвращаем прежний порядок вещей.
- Вот это, - он указал на другую глубокую ссадину, - я заработал, спросив, сколько магловской крови в жилах самой Алекто и ее братца.
- Ну ты даешь, Невилл – нашел время шутить, - поразился Рон.
- Ты ее просто не слышал, - отмахнулся тот. – Иначе бы тоже не выдержал. И потом, полезно время от времени против них восставать – очень всех ободряет. Это я, Гарри, еще на твоем примере понял.
- Да на тебе живого места нет! – Рон вздрогнул, когда очередная лампа осветила лицо друга, подчеркнув каждую рану.
Невилл пожал плечами.
- Пустяки. Они не хотят проливать слишком много чистой крови, так что они нас только пытают, если много болтаем, а убить не решаются.
Гарри не знал, чего больше пугаться: того, что творили Кэрроу, или будничного тона, с каким Невилл об этом рассказывал.

- В настоящей опасности только те, чьи друзья или родичи сопротивляются вне Хогвартса. Их-то и берут в заложники. Ксено Лавгуд слишком увлекся болтовней в «Квиблере» и Луну выкрали прямо с поезда, после Рождественских каникул.
- Она в порядке, Невилл, мы ее видели…
- Да-да, знаю, она сумела мне сообщить.
Он достал из кармана золотую монету, и Гарри узнал в ней фальшивый галеон, с помощью которых в Отряде Дамблдора обменивались сообщениями.
- Отличная штука, - засмеялся Невилл, улыбнувшись Гермионе. – Кэрроу так и не пронюхали, как мы общаемся. Это их просто бесило. А мы делали ночные вылазки и писали на стенах: «Вступайте в Отряд Дамблдора!» и тому подобное. Снейп был вне себя.
- А почему «был»? – спросил Гарри.
- Становилось все трудней, - объяснил Невилл. – Луна исчезла после Рождества, Джинни так и не вернулась после Пасхи, а мы трое были главными заводилами. Кэрроу, кажется, поняли, что я остался один, так что мне тоже пришлось нелегко. А потом Майкл Корнер попался при попытке освободить первогодка, которого они заковали в кандалы, и они его неслабо обработали. Это всех отпугнуло.
- Еще бы, - пробормотал Рон, как раз когда туннель начал плавно подниматься наверх.
- Угу, а после Майкла, я больше никого не смог подбить на что-нибудь подобное, поэтому вылазки прекратились. Но мы все еще сопротивлялись - подпольно, до самого последнего времени. Тогда они решили, что на меня осталась последняя управа, и надумали взять бабулю.
- Что надумали? – хором воскликнули Гарри, Рон и Гермиона.
- Ну, их можно понять, – отозвался Невилл, пыхтя – подъем стал круче. – До сих пор похищение детей было верным способом приструнить родителей. Рано или поздно они догадались бы сделать наоборот. Прокол в том, - он обернулся, и Гарри с удивлением увидел его улыбку, - что у меня та еще бабуля. Старушка-ведьма, живет одна, - они, видать, думали, что можно послать кого-нибудь послабее.
Невилл засмеялся.
- В общем, Долиш до сих пор у Святого Мунго, а бабули и след простыл. Написала мне письмо, - он хлопнул по нагрудному карману мантии. – Пишет, что я – сын своих родителей, что она гордится мной и наказывает продолжать в том же духе.
- Класс, - улыбнулся Рон.
- Ага, - радостно согласился Невилл. – Правда, тогда они поняли, что на меня никак не подействовать, и решили, что Хогвартс может вообще без меня обойтись. Не знаю, собирались ли они меня просто прикончить или отправить в Азкабан, но я решил, что мне лучше исчезнуть.
- Но, - удивился Рон, – разве мы не в Хогвартс направляемся?
- Туда, само собой, - отозвался Невилл. – Вот, уже и пришли.

Они свернули за угол. Там подземный ход заканчивался. Короткий пролет ступеней вел к такой же дверце, какая была за портретом Арианы. Невилл распахнул ее и вылез в проем. Пробираясь за ним, Гарри услышал, как тот крикнул кому-то снаружи:
- Смотрите, кого я привел! Я же вам говорил!
Едва Гарри оказался в комнате, его оглушили крики:
- Гарри! Поттер, это же ПОТТЕР!!! Рон! Гермиона!
Гобелены на стенах, светильники и лица плыли у него перед глазами. Миг - и его, Рона и Гермиону окружили, кинулись обнимать, хлопать по спине, ерошить волосы, жать руки больше двадцати человек, точно они выиграли кубок квиддича.
- Ну, все, все, успокойтесь! – крикнул Невил и все чуть подались назад, дав Гарри возможность осмотреться.
Он никак не мог понять, где находился. Незнакомая комната была огромной и походила скорее на корабельный трюм. Разноцветные гамаки гроздями свисали с потолка и галереи, проходившей по глухим стенам, обшитым деревом. На стенах красовались яркие флаги домов Хогвартса. Гарри увидел алый – с золотым львом Гриффиндора, желтый - с черным барсуком Хаффлпаффа и бронзового орла Рэвенкло, вышитого на синем фоне. Не было только серебра и зелени Слизерина. У стен примостились набитые книгами шкафы, стояли несколько метел, а в углу красовался огромный радиоприемник в деревянном корпусе.
- Где это мы?
- В Выручай-комнате, конечно! – отозвался Невил. – Что, здорово? Кэрроу были у меня на хвосте, и я понял, что смогу спрятаться только тут. Умудрился войти и нашел все это. Ну, то есть, конечно, она была поменьше, с одним гамаком и Гриффиндорским флагом. Когда начали появляться остальные члены ОД, стало просторнее.
- И Кэрроу не могут сюда попасть? – спросил Гарри, осматриваясь в поисках двери.
- Нет, - ответил Шеймус Финниган, которого Гарри смог узнать только по голосу – его лицо было все в синяках и опухло. – Убежище что надо. Пока кто-то остается здесь – Кэрроу нас не достать, дверь не просто откроется. Это все Невилл. Он в этих делах соображает. Нужно очень четко определить, что тебе надо. Например, - «Не хочу, чтобы прихвостни Кэрроу сюда попали», - и комната это выполнит! Тут главное предусмотреть все тонкости, но в этом Невилл специалист.
- Брось, ничего тут сложного нет, - скромно отозвался Невилл. – Я сидел здесь полтора дня, проголодался, хотел хоть чем-нибудь поживиться, и тогда появился проход в «Кабанью Голову». Пошел по нему и встретил Аберфорта. Теперь он снабжает всех нас провиантом – этого комната почему-то не умеет.
- Еще бы! Еда - одно из пяти исключений к закону Гампа о трансфигурации, - ко всеобщему удивлению сообщил Рон.

- Так мы и прячемся, около двух недель уже, - продолжал Шеймус. - Комната добавляет гамаки, когда нужно. Даже неплохая ванная появилась, когда сюда попали девчонки…
- … и решили, что неплохо бы и мыться, - закончила за него Лаванда Браун, которую Гарри еще не успел заметить. Теперь, когда он смог оглядеться, в комнате оказалось достаточно знакомых лиц: близняшки Патил, Терри Бут, Эрни Макмиллан, Энтони Голдштейн и Майкл Корнер.
- Да вы о себе расскажите, чем занимались? – спросил Эрни. – Ходит столько слухов. Мы пытались следить за вашими похождениями через Potterwatch.
Он махнул рукой в сторону приемника.
- Вы правда грабили Гринготтс?
- Грабили-грабили! – ответил за них Невилл. – И про дракона все правда.
Раздался гром аплодисментов, и даже свист. Рон поклонился.
- А что искали? – поинтересовался Шеймус.
Они еще не успели ответить на его вопрос одним из своих, как Гарри почувствовал кошмарную, жгущую боль прямо в «молнии» шрама. Он поспешно отвернулся от любопытных и радостных лиц, и Room of Requirment исчезла. Он стоял на развалинах каменной хижины: под его ногами разверзлись гнилые доски пола, золотая шкатулка пустой валялась неподалеку. Голова задрожала от яростного рева Волдеморта.

С огромным усилием он выбрался из чужого сознания и снова оказался там, где стоял, покачиваясь, обливаясь потом, - в Room of Requirement. Рон придерживал его.
- Тебе плохо, Гарри? – беспокоился Невил. – Может, присядешь? Я понимаю, вы устали…
- Нет, - ответил Гарри.
Он посмотрел на Рона с Гермионой, пытаясь сказать им, сказать без слов, что Волдеморт только что узнал о потере еще одного хоркрукса. Время работало против них: если Волдеморт решит следующим делом посетить Хогвартс, они могут не успеть.
- Нам пора, - сказал он и, по выражению лиц, догадался, что его поняли.
- А нам что делать, Гарри. Что ты придумал? – спросил Шеймус.
- Придумал? – переспросил Гарри.
Он пустил всю силу воли, чтобы снова не отдаться ярости Волдеморта – шрам все еще обжигало болью.
- Ну… Гермиона, Рон и я, должны кое-что сделать, а потом мы уйдем.
- Что значит «уйдем»?
- Мы вернулись не за тем, чтобы остаться, - объяснил Гарри, потирая шрам, пытаясь облегчить боль. – Мы должны сделать кое-что важное…
- Что именно?
- Я… я не могу сказать.
В комнате зашептались. Невилл нахмурился.
- Почему? Это же связано с войной против Сам-Знаешь-Кого, так?
- Ну, да…
- Значит, мы тебе поможем.
Другие члены Отряда Дамблдора кивали: одни с жаром, другие – серьезнее. Кто-то даже вскочил с места, чтобы показать свою готовность к немедленным действиям.
- Ты не понимаешь. Мы… мы не можем тебе сказать. Мы должны все сделать… сами.
- Почему? – удивился Невилл.
- Потому… - Гарри так и подмывало поскорее начать поиски хоркрукса, или хотя бы поговорить с Роном и Гермионой наедине, отчего он с трудом мог собраться с мыслями.
– Дамблдор оставил нам задание, - осторожно начал Гарри. И мы не должны никому рассказывать. В смысле, он хотел, чтобы мы выполнили его втроем.
- Мы тоже клялись продолжать его дело, - сказал Невилл. – В Отряде Дамблдора. Так что это и нас касается. Мы продолжали бороться, пока вас не было в Хогвартсе…
- Мы, знаешь ли, не гулять ходили, - мрачно заметил Рон.
- Я этого и не говорил. Просто не понимаю, почему вы нам не доверяете. Все в этой комнате сопротивлялись и оказались тут потому, что Кэрроу охотились за ними. Здесь все доказали свою преданность Дамблдору… и тебе.
- Слушай, - снова начала Гарри, не зная, что сказать. Впрочем, говорить и не пришлось: дверь туннеля за спиной открылась.
- Мы получили твою весточку, Невилл. Привет, ребята, я так и думала, что вы здесь.
В комнате появились Луна и Дин. Шеймус вскрикнул от радости и бросился обнимать лучшего друга.

- Привет всем! – весело сказала Луна. – Как я рада вернуться!
- Луна, - удивился Гарри. – А ты что здесь делаешь? Как ты…
- Я ее вызвал, - ответил Невилл, показав Гарри фальшивый галеон. – Я обещал ей и Джинни, что сообщу, если вы появитесь. Мы все думали, что с вашим приходом начнется восстание и мы свергнем Снейпа и Кэрроу.
- Конечно, свергнем, - радостно уверила Луна. – Ведь так, Гарри? Мы выбьем их из Хогвартса?
- Послушайте! – повторил Гарри, почти в панике. – Простите, но мы здесь не для этого. Мы должны закончить одно дело, а потом…
- Вы нас бросите? – закончил за него Майкл Корнер.
- Нет же! – крикнул Рон. – То, что мы делаем, поможет всем. Если избавиться от Сами-Знаете-Кого…
- Так дайте нам помочь, - оборвал Невилл. – Мы тоже хотим участвовать!
У них за спиной опять послышался шум и Гарри развернулся. У него упало сердце – через отверстие в стене пробиралась Джинни, а за ней следом - Фред, Джордж и Ли Джордан. Джинни, увидев его, просияла от радости. Гарри почти забыл, или не понимал раньше, как она красива, но впервые в жизни был не рад ее видеть.
- Там Аберфорт уже злится, - сказал Фред, подняв руку в ответ на крики приветствий. – Его тихий притончик, понимаете, превратили в проходной двор.
Гарри не верил своим глазам – за Ли Джорданом в комнате, улыбаясь ему, появилась его прежняя девушка, Cho Chang.
- Меня тоже известили, - сказала она, показав фальшивую монету, и села рядом с Майклом Корнером.
- Ну, каков план, Гарри? – спросил Джордж.
- Никакого, - пробормотал тот, все еще сбитый с толку появлением стольких друзей и неспособный придумать ничего путного, пока шрам разрывался от боли.
- А, «на месте разберемся»? Обожаю! - отозвался Фред.
- Перестань, - Гарри повернулся к Невиллу. – Какого Мерлина ты их вызвал? Это безумие…
- Мы будем драться, да? – спросил Дин, доставая галеон. – Я так понял, что Гарри вернулся, и мы начинаем войну? Правда, мне бы сперва палочку раздобыть…
- У тебя нет палочки?! – Выпучил глаза Шеймус.
Рон вдруг повернулся к Гарри.
- Почему бы им не помочь?
- Что?
- Они могу нам помочь, - сказал он шепотом так, что его мог слышать только Гарри и стоящая между ними Гермиона. – Мы даже не знаем, что ищем, а найти нужно быстро. Необязательно говорить им, что это хоркрукс.
Гарри перевел взгляд с Рона на Гермиону, которая прошептала:
- Кажется, Рон прав. Нам нужна помощь. Ты не должен все делать один, - был ее последний довод.
Гарри судорожно соображал, шрам все еще обжигала боль, а сознание вот-вот обещало его покинуть. Дамблдор предупреждал его, что рассказать о хоркруксах можно лишь Рону и Гермионе. «Ложь и тайны - вот с чем мы росли, для Альбуса это родное…» Превращался ли он в Дамблдора, трясясь над своими тайнами, боясь довериться? Но Дамблдор поверил Снейпу, и чем это кончилось? Убийством на высочайшей башне.

- Хорошо, хорошо, - шепнул он друзьям. – Ладно!
Комната моментально затихла, даже Фред и Джордж перестали травить анекдоты на потеху соседям, и все взволнованно и выжидательно устремили на него взгляды.
- Нам нужно найти одну вещь, - объявил Гарри. – Которая позволит победить Сами-Знаете-Кого. Она здесь, в Хогвартсе, но мы не знаем, где именно. Возможно, она принадлежала Рэйвенкло. Слыхали о чем-нибудь таком? Никому не попадался предмет с ее гербом?
Он посмотрел с особой надеждой на группку из колледжа (факультета) Рэйвенкло: Майкла, Терри, Падму и Cho, но за них ответила Луна, которая примостилась к Джинни на кресло.
- Может, это пропавшая диадема? Помнишь, Гарри, я тебе рассказывала? Пропавшая диадема Рэйвенкло? Папа еще хотел ее восстановить.
- Вот именно: пропавшая, - сказал Майкл Корнер, закатив глаза, – значит, ее не нашли, понимаешь?
- А когда она пропала? - спросил Гарри.
- Много веков назад, - отозвалась Cho, и у Гарри ёкнуло сердце. – Профессор Флитвик говорил, что диадема исчезла вместе с самой Рэйвенкло. Ее искали, но…, - она повернулась к другим студентам Дома Рэйвенкло. – Вроде никто не находил, да?
Остальные кивнули.
- А что это вообще такое? – спросил Рон.
- Это вроде короны, - ответил Терри. – Та, что у Рэйвенкло была кажется была волшебной – увеличивала мудрость носящего.
- Да, и папины Wrackspurt siphons…
Гарри перебил Луну.
- И никто из вас не знает, как она выглядела?
Все помотали головами. Гарри посмотрел на Рона и Гермиону, и увидел на их лицах такое же разочарование. Вещь давно и бесследно утерянная вряд ли сойдет за спрятанный в замке хоркрукс… Но прежде, чем он успел сформулировать новый вопрос, Cho сказала:
- Ну, если ты хочешь посмотреть, как она выглядела, я могла бы провести тебя к нам в общую комнату – там есть статуя Рэйвенкло.

Боль в шраме снова обожгла его, на мгновение Room of Requirement поплыла у него перед глазами и он увидел землю, пролетавшую под ними и почувствовал тяжелую змею на плечах. Волдеморт опять куда-то летел – не то к подземному озеру, не то прямо в замок. Куда именно, Гарри не знал, но в любом случае времени было в обрез.
- Он в пути, - шепнул он Рону и Гермионе.
Он посмотрел на Cho, и снова на них.
- Знаете, а я попробую взглянуть на статую. Не бог весть, какой след, но я хотя бы узнаю, как эта диадема выглядит. Ждите меня и берегите - ну, знаете - тот, второй.
Cho поднялась, но Джинни успела первой:
- Нет, пусть Луна проводит Гарри, - неожиданно энергично сказала она. – Проводишь, Луна?
- Конечно. С радостью, - ответила Луна и Cho разочарованно села.
- Как нам выбраться наружу? - спросил Гарри у Невилла.
- Сюда.
Он провел Гарри и Луну в угол, где шкафчик скрывал дверь на крутую лестницу.
- Выход каждый раз появляется в новом месте, чтобы они не могли за ним проследить, - объяснил он. – Вот только никогда не знаешь, где именно выйдешь. Будь осторожен, Гарри, они патрулируют коридоры по ночам.
- Постараюсь. До встречи.
Они поспешили вверх по длинной и освещенной факелами лестнице. Наконец, после многих поворотов в самых неожиданных местах, она уперлись в то, что казалось глухой стеной.
- Подойди поближе, - сказал Гарри, набросив на себя и Луну плащ-невидимку.
Стена растворилась от его касания, и они проскользнули наружу. Гарри оглянулся и увидел, что отверстие в каменной кладке тут же затянулось за ними. Оказавшись в темном коридоре и спрятавшись в тени, он порылся в кошельке на шее и достал Marauder’s Map. Гарри долго рассматривал карту, поднеся к самому носу, пока не нашел их с Луной метки.
- Мы на пятом этаже, - шепнул он, следя как метка Филча удаляется от них по соседнему коридору. – Идем.

Они двинулись вперед, стараясь красться как можно тише. Гарри бывал в коридорах замка и раньше, но еще никогда его сердце так не билось, никогда его безопасность не значила так много. Гарри и Луна шли по залитым лунным светом квадратам на полу, мимо доспехов, чьи шлемы поскрипывали от крадущихся шагов, то и дело поворачивали за угол, в неизвестность, стараясь сверяться с Marauder’s Map там, где ее можно было разглядеть. Два раза они останавливались, чтобы не привлекать внимание блуждающего призрака. Гарри постоянно ждал какого-нибудь препятствия. Больше всего он боялся столкнуться с Пивзом и весь обратился в слух, стараясь обнаружить самые первые признаки полтергейста.
- Сюда, Гарри, - выдохнула Луна, потянув его за рукав, в сторону винтовой лестницы. Они стали взбираться тесными, головокружительными пролетами, - здесь Гарри еще не бывал. Наконец, перед ними возникла дверь, без ручки или ключа, – один только дверной молоток в виде бронзовой головы орла посреди деревянной панели.
Луна протянула бледную руку из-под плаща, призрачную, точно парившую в воздухе, и постучала. В беззвучии этот стук показался Гарри раскатом грома. Наконец, орлиный клюв открылся, но, вместо птичьего крика, тихий, мелодичный голос произнес:
- Что было раньше: феникс или пламя?
- Хм… Ты как считаешь, Гарри? – задумалась Луна.
- Что? А у вас разве не пароль?
- Нет-нет, нужно ответить на вопрос.
- А если ответ неверный?
- Значит, нужно подождать, пока кто-нибудь не ответит правильно, - пожала плечами Луна. – Мы так учимся, понимаешь?
- Мда… Луна, мы же не можем никого ждать.
- Понимаю, - серьезно ответила она. – Ну, тогда, я думаю, ответ: «У круга нет начала».
- Разумно, - сказал голос, и дверь распахнулась.

Опустевшая общая гостиная Рэйвенкло была круглой просторной комнатой – самой просторной из всех, что Гарри видел в Хогвартсе. Стены, украшенные сине-бронзовыми шелками, изящные окна с круглыми сводами. Вероятно, днем студентам Рэйвенкло открывался потрясающий вид на горы. Купол потолка украшали звезды, звезды были и на темно-синем ковре, на полу. В комнате были столы, стулья и книжные шкафы, а в нише напротив двери красовалась высокая мраморная статуя.
Гарри сразу узнал Ровену Рэйвенкло – ее бюст стоял у Луны дома. Статуя располагалась у двери, которая, вероятно, вела наверх, в спальни. Он подошел к мраморной женщине и она ответила ему загадочной полуулыбкой, прекрасной, но немного пугающей. Ажурный мраморный обруч на ее голове слегка походил на свадебную тиару Флёр. На диадеме были выгравированы крошечные буквы. Гарри вылез из-под плаща, и даже забрался на постамент, чтобы разглядеть получше.
- «Разум без преград – лучше нет наград». (Ума палата – дороже злата)
- Вот им-то тебя и обделили, - проскрипел голос у него за спиной.
Гарри повернулся и слетел с постамента, оказавшись на полу. Перед ним стояла сутулая фигура Алекто Кэрроу и прежде чем Гарри успел поднять палочку, ее короткий палец коснулся черепа и змеи, выжженных на запястье.

Neville Longbottom - Невил Лонгботтом
Seamus Finnigan - Шеймус Финниган
Caterwauling charm - Воющее заклятье
Aberforth - Аберфорт
Marauder's Map - ???
Umbridge - Амбридж
Amycus Carrow - Амикус Кэрроу
Allecto Carrow - Аллекто Кэрроу
Potterwatch - ???
Peevs - Пивз
Cho Chang - ???
Rowena Ravenclaw - Ровена Рэйвенкло


Дискуссия

Алаварус, 2007-08-23 11:25:

знаю, что некоторые места сыроваты, но нужна помощь редакторов:)

 
Фридманка, 2007-08-24 03:30:

Ну, для начала можно было бы устранить опечатки. А то, читать, что «Джинни так и не пернулась после Пасхи», не слишком приятно даже в сыром тексте ;)

 
Алаварус, 2007-08-24 20:11:

всех опечаток не поймаешь, хотя я пытался:)

 
 
hp7/ch29.txt · Последние изменения: 2007-09-30 00:00 (внешнее изменение)
 
Recent changes RSS feed Creative Commons License Donate Powered by PHP Valid XHTML 1.0 Valid CSS Driven by DokuWiki