The Seven Potters

Переводчик: izmail Редактор: just Tonks

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ.

СЕМЕРО ПОТТЕРОВ.

Гарри взбежал наверх в свою спальню как раз вовремя, чтобы увидеть из окна, как машина Dursleys выезжает со двора на улицу. Между тетей Петунией и Дадли на заднем сиденье торчал цилиндр Dedalus’a. В конце Privet Drive машина повернула направо, окна ее внезапно вспыхнули алым отблеском уже заходящего солнца, а потом она исчезла из вида.

Гарри подхватил клетку с Hedwig, Firebolt и рюкзак, в последний раз окинул взглядом непривычно чисто прибранную комнату и побрел вниз по лестнице, в холл, где у самых ступенек и сложил свои вещи. Быстро темнело, в вечерних сумерках холл наполняли смутные тени. Было так странно стоять в полной тишине, понимая, что вот-вот покинешь этот дом навсегда. Прежде, когда Dursleys уезжали развлекаться, а его оставляли одного, такие часы одиночества были редким счастьем. Он бросался играть на компьютере Дадли или смотрел телевизор вволю, то и дело перескакивая с канала на канал, выбирая программу по душе. От этих занятий его отрывало только желание сбегать к холодильнику за чем-нибудь вкусненьким. Необычное чувство опустошенности охватило Гарри – будто он, заглядывая в те времена, вспоминал не о себе, а о младшем брате, которого потерял когда-то.

- Не хочешь осмотреться напоследок? - спросил он у Hedwig, которая все еще прятала голову под крыло. - Мы больше не вернемся. Осмотрись и вспомни все хорошее. Глянь на этот коврик под дверью. На него вытошнило Дадли после того, как я его спас от dementors… Представляешь – он, оказывается, все-таки умеет быть благодарным… А прошлым летом, когда Dumbledore появился здесь прямо с парадного входа…

Но тут нить его воспоминаний пресеклась, а Hedwig никак на них не реагировала – она так и сидела, засунув под крыло голову. Гарри повернулся.

- А в этом закутке, Hedwig, - он толкнул дверцу под лестницей, и та раскрылась, - я спал когда-то! Да тебя еще со мной не было – ух ты, я и позабыл, как тут тесно…

Гарри оглядел сложенную обувь и зонтики, припоминая, как просыпался каждое утро под нависающими косыми уступами, которые почти неизменно украшали своим присутствием пара-тройка пауков. Маленький, он еще ничего не знал – ни кто он такой, ни как погибли его родители, ни почему то и дело с ним случается что-то непонятное. Но Гарри до сих пор помнил донимавшие его уже тогда сны, полные зеленых вспышек, а однажды ему приснился - дядя Вернон был за рулем и едва не разбил машину, стоило Гарри только заикнуться об этом, - летучий мотоцикл…

Совсем близко раздался внезапный рев, надрывающий душу. Гарри резко выпрямился и тотчас стукнулся затылком о низкую притолоку. Без промедления - лишь выпалив несколько самых смачных словечек дяди Вернона, – он, потирая голову, заковылял обратно на кухню, где из окна был виден задний двор.

Сумерки за окном будто пошли волнами, воздух задрожал мелкой дрожью. А потом из ниоткуда одно за другим стали проступать очертания людей, когда с них спадали чары заклинания Disillusionment. Посреди всей компании возвышался Хагрид в мотоциклетном шлеме и защитных очках. Он восседал на громадном мотоцикле с приспособленной сбоку черной коляской. Вокруг него соскакивали на землю остальные: кто с метлы, а двое - со скелетоподобных лошадей с черными крыльями.

Распахнув дверь, Гарри ворвался в самую гущу. Общие приветствия слились в единый вопль, Гермиона обнимала его, Рон хлопал по спине, а Хагрид сказал:

- Ты в порядке, Гарри? Пора сваливать отсюда!..

- Давно пора! - проговорил Гарри, улыбаясь им всем в ответ. - Но я и не думал, что вас будет столько много!

- План поменялся, - рыкнул Mad-Eye, не выпускавший две огромных набитых сумки. Его волшебный глаз вертелся с одуряющей скоростью, озирая дом, темнеющее небо, садик и снова дом. - Пойдем-ка внутрь и все обговорим.

Гарри провел их обратно на кухню. Там, болтая и пересмеиваясь, они разместились кто где: на стульях, присев на сверкающие столы тети Петунии или прислонившись к чистейшим кухонным агрегатам. Рон, тощий и долговязый; Гермиона, собравшая непослушные волосы в длинную косу; Фред и Джордж, с совершенно одинаковыми ухмылками; обросший, со страшными шрамами Билл; мистер Уизли, лысеющий, с кривовато сидящими очками на добродушном лице; одноногий и израненный в стычках Mad-Eye, ярко-синий волшебный глаз которого продолжал безостановочно крутиться в глазнице. Коротко стриженные вихры Тонкс отливали ее любимым крикливым розовым оттенком. Люпин выглядел поблекшим и постаревшим. Стройная и прекрасная Флёр с ее длинными светло-серебристыми волосами; Кингсли, лысый, широкоплечий; Хагрид, шевелюра и борода которого дико торчали в разные стороны, примостился, неуклюже сгорбившись и стараясь не снести головой потолок; низенький, грязноватый и воровато косящийся Mundungus Fletcher, с вечно обиженным лицом, унылыми бусинками глаз и свалявшимися космами волос…

Гарри показалось, будто его сердце вспыхнуло и распахнулось им навстречу – всем, даже Mundungus Fletcher, которого совсем еще недавно он пытался придушить.

- Кингсли, а я думал, что вы опекаете премьер-министра магглов! - позвал он через всю комнату.

- И без меня сегодня перетопчутся, - откликнулся Кингсли. - Ты гораздо важнее.

- А ну-ка, Гарри, угадай! - подала голос Тонкс со своей жердочки - на самом верху стиральной машины. Она подняла левую руку: на пальце блеснуло кольцо.

- Ты вышла замуж? - воскликнул Гарри, переводя взгляд с нее на Люпина.

- Жаль, что ты не мог быть, все прошло очень скромно.

- Вот это да, поздрав…

- Ладно, ладно, поболтаем как-нибудь потом на досуге, - прорычал Moody, перекрывая общий гомон, и на кухню обрушилась тишина. Moody опустил мешки на пол и обернулся к Гарри.

- Dedalus, наверное, уже сообщил тебе, что от плана «А» пришлось отказаться. Pius Thicknesse переметнулся на ту сторону, а мы огребли кучу проблем. Под страхом тюремного заключения он запретил соединение этого дома с системой Floo Network, размещение тут Portkey или использование заклинания Apparate - и на вход, и на выход. Ну конечно, все во имя защиты тебя от You-Know-Who. Абсолютная глупость, ведь чары твоей матери тебя здесь и так охраняют. На самом деле он намерен помешать тебе убраться отсюда потихоньку.

- И еще одна трудность: ты несовершеннолетний, а это значит, что тебя еще Отслеживают.

- Что меня?..

- Отслеживают, Отслеживают! - нетерпеливо повторил Mad-Eye - Заклинание Слежения, позволяет определить, не проявляют ли магическую активность подростки младше семнадцати лет. Так Министерство контролирует несовершеннолетних магов. Если ты - или кто-то вместе с тобой - попытаешься ускользнуть отсюда с помощью волшебства, то об этом сразу узнают и Thicknesse, и Death Eaters.

- Мы не можем ждать, пока снимется Заклинание Слежения, потому что как только тебе исполнится семнадцать, исчезнет и магическая защита, поставленная твоей матерью. Короче говоря, Pius Thicknesse уверен, что он обложил тебя со всех сторон, крепко и надежно.

Гарри не мог не согласиться с мнением неведомого ему Thicknesse.

- И что нам теперь делать?

- Остается единственная возможность убраться отсюда, единственная, которую нельзя Отследить. Ведь метлы, thestrals и мотоцикл Хагрида летают без заклинаний!

Гарри мысленно отметил слабые места этого плана, однако прикусил язык и решил подождать, не упомянет ли о них сам Mad-Eye.

- Итак, чары твоей матери перестанут действовать или когда ты достигнешь совершеннолетия, или же, - Moody взмахом руки будто охватил всю чистенькую кухню, - если ты больше не сможешь называть это место своим домом. Сегодня вечером твой путь окончательно разошелся с судьбой дяди и тети. Ты полностью осознаешь, что больше никогда не станешь жить с ними вместе, верно?

Гарри кивнул.

- Значит, когда ты сегодня уйдешь, назад дороги не будет, и чары пропадут в то мгновение, едва ты покинешь пределы дома. Мы решили начать заранее, иначе может статься, что You-Know-Who заявится сюда сам, чтобы захватить тебя в час твоего рождения.

- Еще одно обстоятельство в нашу пользу: You-Know-Who еще не в курсе, что мы умыкаем тебя именно сегодня. Мы организовали утечку ложной информации в Министерстве: пусть они считают, что ты не тронешься с места до тридцатого числа. Но нельзя забывать, что против нас – сам You-Know-Who, поэтому глупо надеяться, будто он так легко заглотнет наживку с фальшивой датой. Он вынужден - просто на всякий случай - держать тут парочку своих Death Eaters, которые бы кружили над окрестностями. Поэтому мы подготовили с дюжину мест, где бы ты мог укрыться, и обеспечили там все возможные меры безопасности. Все они так или иначе связаны с Орденом: мой дом, берлога Кингсли, дом тетушки Мюриэль; каждый из них представляется подходящим убежищем для тебя. Понимаешь, в чем штука?

- Угу, - слегка покривил душой Гарри, которого все еще беспокоили нестыковки нового плана.

- На самом деле мы переправим тебя к родителям Тонкс. Как только ты окажешься в пределах поля защитных заклинаний, которое мы установили вокруг их дома, то сумеешь воспользоваться Portkey и перенесешься в Burrow. Вопросы есть?

- Ну… есть, - сказал Гарри. - Может, они и не поймут сначала, в который из дюжины подготовленных домов я отправляюсь, но ведь это станет понятно само собой, как только, - он быстро посчитал присутствующих, - мы всей оравой в четырнадцать душ рванем прямиком к родителям Тонкс.

- Ну да! - спохватился Moody, - Я забыл сказать самое главное. Мы не рванем к ним всей оравой. Сегодня вечером в небо поднимутся одновременно семеро Гарри Поттеров, каждый в сопровождении еще одного спутника, и каждая такая пара полетит по своему отдельному маршруту.

Изнутри своей мантии Moody извлек бутыль с содержимым, более всего напоминающим жидкую грязь. Слова более не были нужны; Гарри тотчас понял, что было недосказано.

- Нет! - громко произнес он, и его голос будто отразился от стен кухни. - Ни за что!

- Я им говорила, что ты откажешься, - сказала Гермиона, и в ее тоне прозвучал оттенок самодовольства.

- Если ты думаешь, что я позволю шести людям рисковать жизнью ради меня…

- … только потому, что это для них для всех не впервой, - добавил Рон.

- Но теперь все иначе. Выдавать себя за меня…

- Ну конечно, Гарри, никого из нас не радует такая перспектива, - заметил Фред с совершенно серьезным видом. - Представь, а вдруг что-то не сработает, и мы так и останемся навсегда в обличье тощего замухрышки-очкарика.

Гарри даже не улыбнулся.

- У вас ничего не выйдет, если я не соглашусь дать свои волосы для зелья.

- Вот именно, конец всему. - поддержал Джордж. - Ясно как день, что никто из нас не добудет ни волоса с твоей головы, если ты будешь против.

- Ага, тринадцать человек против какого-то недотыкомки, которому вдобавок запрещено применять магию, - поддакнул Фред. - Ёлки, да у нас ни единого шанса!

- Ха-ха, - откликнулся Гарри. - Как смешно.

- Если хочешь по-плохому, так и будет, - рявкнул Moody, и его волшебный глаз чуть задрожал в глазнице, когда он воззрился на Гарри. - Слушай, Поттер, мы все тут люди взрослые и не робкого десятка.

Mundungus пожал плечами и скорчил гримасу; волшебный глаз сильно вывернулся в сторону, чтобы зыркнуть на него.

- Хорош спорить. Время поджимает. Слушай, парень, мне нужны твои волосы, прямо сейчас.

- Бред какой, ну зачем…

- Затем! - прогрохотал Moody. - Там, снаружи - You-Know-Who, и половина Министерства на его стороне! Поттер, если нам повезет, то он слопает наживку и отложит всю операцию до тридцатого, но не надо считать его полным идиотом. Один или двое Death Eaters в любом случае пасутся у дома. Будь я на его месте, я бы так и поступил. Магия твоей матери никого не пропустит внутрь, но скоро она исчезнет, и они об этом знают. Наш единственный шанс - маскировка. Даже You-Know-Who не сумеет разорваться на семь частей!

Гарри встретил взгляд Гермионы и тотчас отвел глаза.

- Итак, Поттер, я прошу несколько волосинок с твоей головы.

Гарри покосился на Рона – на физиономии у того было написано: ну давай ты, что ли…

- Ну! - загремел Moody.

Все уставились на Гарри. Он ухватил себя за волосы на макушке и дернул.

- Хорошо, - сказал Moody и подошел к нему, прихрамывая. Он вытянул притертую пробку из бутыли. - Вот сюда, если тебя не затруднит, конечно.

Гарри бросил волосинки в жидкую грязь снадобья. Стоило им коснуться его поверхности, как оно забурлило и задымилось, затем внезапно все содержимое обратилось в чистый, ярко-золотой напиток.

- Ой, Гарри, а ты выглядишь гораздо аппетитнее, чем Crabbe или Goyle, - заявила Гермиона, заметила, как удивленно вздернулись брови Рона, слегка покраснела и добавила, - Ну, да ты же понял, о чем я: снадобье Goyle было как болотная жижа.

- А теперь попрошу всех поддельных Поттеров встать здесь, - сказал Moody. Рон, Гермиона, Фред, Джордж и Флёр выстроились вдоль сверкающей мойки тети Петунии.

- Кого-то не хватает, - заметил Люпин.

- Вот кого, - мрачно отозвался Хагрид, приподнял Mundungus за шкирку и шмякнул его на пол прямо перед Флёр. Она нарочито сморщила носик и отступила в сторону, чтобы оказаться между Фредом и Джорджем.

- Пусть я лучше буду в охране, - заныл Mundungus.

- Цыц, - прикрикнул на него Moody. - Я же сказал, червяк ты этакий, Death Eaters не посмеют убить Поттера. Они должны только схватить его. Dumbledore всегда говорил, что You-Know-Who мечтает сам расправиться с Поттером. Больше всех рискуют охранники, именно на них накинутся Death Eaters.

Не было похоже, что Mundungus целиком доверился его словам, однако Moody уже вынул и раздавал бокалы, - каждый не более куриного яйца, - разливая в них по чуть-чуть Polyjuice Potion.

- Ну, все - разом…

Рон, Гермиона, Фред, Джордж, Флёр и Mundungus отпили. Зелье обжигало горло, они задыхались и гримасничали; и в тот же миг их черты принялись меняться и оплывать, будто горячий воск на свече. Гермиона и Mundungus подросли; Рон, Фред и Джордж съеживались, их волосы темнели, а длинные волосы Гермионы и Флёр словно втягивались внутрь головы.

Moody, нимало не заинтересованный этой картиной, копался с застежками больших сумок, которые принес с собой. Когда он снова выпрямился, его взору предстали шестеро Гарри Поттеров, которые еще кашляли и с трудом вбирали в себя воздух.

Фред и Джордж повернулись друг к другу и хором произнесли:

- Ты смотри, прямо близнецы!

- Дудки, я вроде снова получился поприглядней, чем ты, - добавил Фред, рассматривая свое отражение в чайнике.

- Ах! - огорчилась Флёр, изучая себя в дверце микроволновки. - Билл, не смотри на меня - я такая некра-асивая.

- Можете тут себе подобрать одежду впору, - проговорил Moody, указывая на первую сумку. - Кому побольше, кому поменьше. Не забудьте про очки, шесть пар в боковом кармане. Когда закончите переодеваться, прочее снаряжение - в другой сумке.

Настоящий Гарри поймал себя на мысли, что он еще не видел более странного зрелища, хотя уж кто-кто, а он успел повидать всякого. Он наблюдал, как шестеро его двойников роются в мешках, вытаскивают оттуда ворохи одежды, примеряют очки, снимают и откладывают в сторону старые свои вещи. Немного покоробило, что они, позабыв о приличиях, так нахально выставляют напоказ его тело. Будь оно их собственным, они бы, верно, вели себя поскромнее.

- Так и знал, что Джинни все выдумала про эту татушку, - заметил Рон, глядя сверху на свою голую грудь.

- Гарри, а обзор у тебя просто никакой, - жаловалась Гермиона, надев очки.

Переодевшись, поддельные Поттеры разобрали из второго мешка рюкзаки и клетки с фигурками белоснежных сов.

- Неплохо, - похвалил Moody, когда, наконец, все семеро Поттеров, похожие друг на друга от очков на носу до рюкзака за плечами, выстроились перед ним. - Теперь разбиваемся на пары: Mundungusa я возьму на себя, полетим на моей метле…

- Чего это я с тобой? - проворчал тот Гарри, что стоял рядом с дверью.

- Потому что за тобой нужен глаз да глаз, - рыкнул Moody, и стоит ли добавлять, что его волшебное око не теряло Mundungus из вида, пока он продолжал свою речь.

- Артур и Фред…

- Я Джордж, - запротестовал тот из близнецов, на которого указывал Moody. - Неужели тебе так нас трудно различать, даже когда мы Гарри?

- Ну извини, Джордж…

- Да ладно, шучу, я и взаправду Фред…

- Кончайте базар, - взбеленился Moody. - Другой из вас – Джордж, или Фред, или кто бы ты ни был - ты с Ремусом! Мисс Delacour…

- Я возьму Флёр с собой на thestral, - сказал Билл. - Полеты на метле не по ней.

Флёр подошла к нему и встала рядом, мимолетно взглянув на него – кротко и в то же время с обожанием. Гарри от всего сердца понадеялся, что никогда больше на его лице не появится такого выражения.

- Мисс Грейнджер с Кингсли, тоже на thestral.

Теперь Гермиона, отвечая улыбкой на улыбку Кингсли, выглядела более уверенно; Гарри знал, что она тоже не слишком жаловала полеты на метле.

- Остаемся только я и ты, Рон! - весело произнесла Тонкс, помахав тому рукой и при этом обрушив подставку с висящими на ней кружками.

Было очевидно, что Рона такой расклад обрадовал куда меньше, чем Гермиону.

- А я вот с тобой, Гарри! Ничего? - спросил Хагрид с некоторым беспокойством. - Полетим вместе на мотоцикле, а то меня не выдержит ни одна метла или thestral. Правда, позади на сиденье почти не остается места, так я для тебя коляску приладил.

- Это здорово! – неуверенно промямлил Гарри.

- Скорей всего, Death Eaters рассчитывают увидеть тебя на метле, - пояснил Moody, который будто угадал мысли Гарри по этому поводу. - У Снейпа было довольно времени выболтать все о твоих привычках. Бьюсь об заклад, первым делом они погонятся за Гарри на метле. Ну, ладно, - продолжил он, застегнув сумку с вещами поддельных Поттеров и снова направляясь к двери. - Три минуты до вылета. Запирать дверь незачем, она не остановит Death Eaters, если те заявятся с визитом. Пошли, что ли…

Гарри торопливо закинул за спину рюкзак, взял Firebolt, клетку с Hedwig и следом за остальными вышел на задний двор. Сумерки густели.

Тут и там метлы так и прыгали в руки к хозяевам; Кингсли подсадил Гермиону на огромного черного thestral, Билл помог Флёр взобраться на другого. Хагрид стоял наготове возле мотоцикла, в опущенных очках и надвинутом шлеме.

- Это он и есть? Мотоцикл Сириуса?

- Он самый, - ответил Хагрид, широко улыбаясь ему сверху. - И когда ты, Гарри, катался на нем в последний раз, то был не больше моей ладони!

Забравшись в коляску, Гарри невольно ощутил легкий укол унижения. Теперь почти все вокруг находились несколькими футами выше: Рон усмехнулся, посматривая на него, словно на ребенка в игрушечном автомобильчике. Гарри засунул рюкзак и метлу вниз, в ноги, а клетку с Hedwig пристроил между коленями. Было жутко неудобно.

- Артур тут еще кое-чего оборудовал, - сказал Хагрид, совершенно не догадываясь о переживаниях Гарри. Он ерзал на сиденье, устраиваясь, мотоцикл только поскрипывал да все глубже оседал под его весом. - У нас есть теперь пара-тройка тузов в рукаве. А это вот я сам придумал. - Толстым пальцем он показал на кнопку пурпурного цвета рядом со спидометром.

- Пожалуйста, Хагрид, поосторожнее! - попросил мистер Уизли, который стоял рядом со своей метлой в руке. - Я до сих пор не очень понимаю, как эта штука работает. Нажмешь ее только при крайней необходимости.

- Значит, так! - объявил Moody. - Попрошу приготовиться. Нам надо взлететь одновременно, не то вся операция пойдет насмарку.

Все смотрели на него.

- Рон, держись крепче, - велела Тонкс, и Гарри увидел, как Рон бросил вымученный, виноватый взгляд на Люпина перед тем, как обхватить ее за талию с обеих сторон. Хагрид надавил на педаль, и мотоцикл ожил: он заурчал, словно дракон, а коляска затряслась.

- Удачи всем и каждому! - прокричал Moody. - Встречаемся через час в Burrow! На счет «три»! Раз!.. Два!.. ТРИ!!!

Мотоцикл оглушительно взревел, и Гарри ощутил, что коляску повело вбок каким-то страшным креном. Взлет был стремителен, засвистел ветер, выбивая слезы из глаз, сдувая назад волосы. Вокруг него метлы набирали высоту; промелькнул и пропал длинный черный хвост thestral. Ноги, стиснутые в коляске между рюкзаком и клеткой Hedwig, уже начали ныть и затекать. Было так скверно, что он почти забыл кинуть прощальный взгляд на дом номер четыре по Privet Drive. Когда он наконец перегнулся через край коляски, то уже не мог различить его в ряду других домов.

И тогда, откуда ни возьмись, откуда ни попадя, их окружили. По меньшей мере тридцать фигур в мантиях с капюшонами, зависнув в воздухе, образовали широкий круг, в центр которого взлетали не подозревавшие о близкой опасности члены Ордена…

Вопли, всполохи зеленого пламени со всех сторон; Хагрид дико зарычал, и мотоцикл перевернулся кверху колесами. В один миг Гарри перепутал верх с низом. Огни фонарей над ним, крики вокруг – и он изо всех сил вцепился в коляску. Клетка Hedwig, Firebolt и рюкзак выскользнули из-под ног…

- Нет… ПОМОГИТЕ!

Метла тоже закрутилась, но едва он успел ухватить рюкзак за лямку, как мотоцикл и коляска внезапно вернулись в нормальное положение. Мгновенная передышка - и тут же новый взрыв зеленых лучей. Сова скрипуче вскрикнула, рухнула замертво на пол клетки…

- Нет… НЕТ!

Мотоцикл резко взмыл вперед и вверх – и Гарри успел заметить, как разлетелись врассыпную Death Eaters в капюшонах, когда Хагрид прорвал их круг.

- Hedwig… Hedwig…

Но сова скорчилась и лежала в клетке, неподвижная и жалкая, точно сломанная игрушка. Он не мог в это поверить, а о своих друзьях боялся и подумать. Его охватил ужас. Он оглянулся через плечо и увидел множество мельтешащих фигурок, вспышки зеленого огня, две пары наездников на метлах вырвались из общей свалки и умчались вдаль, но он не успел их узнать…

- Хагрид, назад, нам надо вернуться! - завопил он, перекрывая грохочущий рев двигателя, вытаскивая свою палочку, снова заталкивая клетку с Hedwig на пол коляски: у него в голове не укладывалось, что она мертва. - Хагрид, ПОВОРАЧИВАЙ!

- Я доставлю тебя в целости, Гарри! - проревел Хагрид и еще прокрутил рукоятку на руле.

- Стой! СТОЙ! - кричал Гарри, но едва он снова обернулся, как две струи зеленого пламени пронеслись мимо его левого уха: четверо Death Eaters отделились от круга нападающих и пустились в погоню, целясь в широкую спину Хагрида. Хагрид заложил крутой вираж, но Death Eaters не отставали от мотоцикла: преследователи бросили им в спину новые заклятья, и Гарри весь вжался в коляску, чтобы те пролетели поверху.

Невероятно изогнувшись назад, он выкрикнул: «Stupefy!», и с его волшебной палочки сорвался красный луч. Четверка преследователей заметалась, уходя из-под его удара, и отстала от мотоцикла.

- Хватит с них, Гарри! Теперь держись! - проревел Хагрид. Гарри взглянул на него, как раз когда тот вдавил толстым пальцем зеленую кнопку сбоку от датчика топлива.

Из выхлопной трубы повалил густой дым, который стал собираться в подобие стены, черной и плотной на вид. Вытянув шею, Гарри следил, как черная стена росла вширь и вверх прямо в воздухе. Трое Death Eaters увернулись от прямого столкновения с нею, однако четвертому не повезло; вот он скрылся за ней, а секунду спустя он уже падал камнем вниз – он и обломки его метлы. Кто-то из товарищей ринулся к нему на выручку, однако Хагрид пригнулся к рулю, добавил газу, и летучая стена исчезла в отдалении, будто мрак поглотил ее.

Теперь за ними гнались только двое Death Eaters. Снова и снова они били заклятьями Killing Curses мимо Гарри, пытаясь попасть в Хагрида. Гарри отвечал новыми Stunning Spells. Красные и зеленые лучи вспыхивали и пересекались в темном пространстве, рассыпаясь брызгами разноцветных искр. Гарри представил себе, как магглы далеко внизу удивляются непонятному фейерверку посреди ночи, и поразился дикости происходящего…

- Еще разок – держись, Гарри! - ревел Хагрид, нажимая другую кнопку. На этот раз из мотоцикла вылетела огромная сеть, но Death Eaters уже были начеку. Мало того, что они оба увернулись от нее, так к ним присоединился еще и третий, который отстал, чтобы спасти сбитого преследователя. Неожиданно он вынырнул из темноты, и погоня возобновилась с прежним пылом. Заклятия так и сыпались со всех сторон.

- Ничего, Гарри, крепче держись! - взвыл Хагрид, и Гарри увидел, как тот прижал всей ладонью пурпурную кнопку рядом со спидометром.

С непередаваемым ревом и свистом из выхлопной трубы вырвался столб драконьего пламени, страшного в своем бело-голубом накале, и жалобно задребезжавший всей своей железной требухой мотоцикл бросило вперед, будто пулю. Death Eaters вильнули в разные стороны, чтобы уйти от смертельного удара ревущего огня, и тут же коляска под Гарри зловеще хрустнула и закачалась: ее крепление к мотоциклу не выдержало силы ускорения.

- Порядок, Гарри! - мычал Хагрид, поток ветра прижал его к сиденью навзничь; мотоцикл летел, никем не управляемый, а коляска бешено тряслась под напором воздушных потоков.

- Я все вижу, Гарри, не бойся! - проорал Хагрид, вытягивая из внутреннего кармана куртки свой волшебный зонтик нежно-розового цвета.

- Хагрид! Нет! Дай я!

- REPARO!

Что-то взорвалось с диким грохотом, и коляска, отмучившись, напрочь оторвалась от мотоцикла. Некоторое время Гарри еще пролетел в ней по инерции, но вскоре она замедлила ход, и ее повело книзу…

Вне себя от страха, Гарри ткнул волшебной палочкой в коляску и воскликнул:

- Wingardium Leviosa!

Коляска подпрыгнула в воздухе, будто пробка на воде, и закачалась. Он облегченно вздохнул, но тут же вокруг засвистели заклятья: трое Death Eaters нагоняли его.

- Я здесь, Гарри! - донесся откуда-то из темноты рев Хагрида, однако коляска под Гарри снова дрогнула и устремилась вниз: пригнувшись вровень с ее краями, он навел палочку на группу приближающихся врагов и прокричал:

- Impedimenta!

Заклятие поразило в грудь того Death Eater, кто был посередине. На какой-то миг он застыл в воздухе, распластанный, словно врезался в невидимую преграду; еще один почти столкнулся с ним…

А между тем коляска просто ухнула вниз, третий Death Eater выпалил заклятье в упор, и Гарри, рывком пригнув голову, выбив зуб о каркас сиденья…

- Я здесь, Гарри, я здесь!

Огромная рука ухватила Гарри за шиворот и вырвала из падающей коляски; Гарри удалось удержать рюкзак, и в следующий момент он очутился на сиденье задом наперед, спиной к спине Хагрида. Мотоцикл снова набирал высоту, унося их прочь от двух опешивших Death Eaters. Гарри сплюнул кровь, заливавшую ему рот, прицелился палочкой и хрипло выкрикнул:

- Confringo!

На миг его пронзила, подобно боли, острая тоска по Hedwig, но коляска уже разлетелась вдребезги, и этим взрывом сбило с метлы и далеко отбросило одного из Death Eaters. Другой тоже не удержался в воздухе и скрылся из вида.

- Прости, прости меня, Гарри, - голосил Хагрид, - Зачем я только связался с этой коляской, но ведь иначе ты бы не поместился…

- Забудь, летим дальше! - отозвался Гарри. При этих его словах еще двое Death Eaters вынырнули из мрака и устремились к ним.

Опять свистели и бесновались в воздухе заклятья, и опять Хагрид кидал мотоцикл в немыслимые виражи; Гарри понимал, что теперь, когда он и так чуть не валится с сиденья, Хагрид ни за что не осмелится снова включить драконье пламя. Гарри щедро сыпал заклятиями Stunning Spell в сторону преследователей, едва удерживая их на приличном расстоянии. Вот он опять создал магическую преграду: передний Death Eater дернулся, огибая ее, капюшон соскользнул с его головы, и в багровом свечении своего очередного Stunning Spell Гарри узнал Stanley Shunpike. Его лицо было бесстрастно и напоминало застывшую маску. Stan!..

- Expelliarmus! - воскликнул Гарри.

- Вот он! Это он! Этот настоящий!

Вопль второго Death Eater достиг слуха Гарри, перекрыв грохочущий рев мотоциклетного двигателя; а в следующую секунду оба преследователя развернулись и исчезли позади.

- Что это было, Гарри? - рявкнул Хагрид. - Куда они девались?

- Не знаю!

Но Гарри испугали слова Death Eater: «Этот - настоящий!». Как он догадался? Он вгляделся в темноту вокруг – предательскую, полную скрытой угрозы, – и ощутил близкую опасность. Где же они?

Он перевернулся на сиденье лицом вперед и вцепился в куртку Хагрида.

- Хагрид, включи снова эту штуку с драконьим пламенем, уходим отсюда!

- Тогда крепче держись, Гарри!

И снова раздался пронзительный, все заглушающий рев, и снова рвалось из трубы бело-голубое пламя: Гарри стал медленно съезжать с сиденья, с маленького его кусочка, который ему оставил Хагрид. Хагрида опять вдавило назад, его руки еле удерживали руль…

- Похоже, мы удрали, Гарри, получилось, получилось! - орал Хагрид.

Гарри никак не мог в это поверить. Его захлестывало дурное предчувствие, он поглядывал по сторонам, пытаясь угадать, откуда появятся преследователи, которые неминуемо догонят их снова. И почему они отстали? Один из них даже был вооружен… Это он… Этот - настоящий… Вот что они закричали после того, как он попытался Разоружить Stan…

- Мы почти на месте, Гарри, еще немножко! - возбужденно кричал Хагрид.

Гарри ощутил, как мотоцикл немного просел под ними, хотя огни внизу все еще казались такими же далекими, как звезды на небе.

А потом шрам на лбу будто обожгло резкой болью: и слева, и справа от них появилось по Death Eater, и два Killing Curses, выпущенные сзади, проскочили буквально в волоске от Гарри…

И тогда Гарри увидел его. Voldemort перемещался подобно дыму, который легко несется по ветру, ему не нужны были ни метла, ни thestral, его змееподобное лицо ярко светилось в темноте, белые пальцы сжимали волшебную палочку…

Хагрид взвыл от ужаса и увел мотоцикл вертикально вверх. Отчаянно цепляясь за край коляски, Гарри напропалую рассылал заклятья Stunning в крутившуюся вокруг него ночь. Неподвижное тело пронеслось мимо, и он понял, что сбил одного из них, – но тут что-то взорвалось, и искры посыпались из двигателя; мотоцикл падал вниз по неведомой спирали, полностью выйдя из повиновения…

Рядом снова замелькали зеленые снопы пламени. Гарри не понимал, где низ, а где верх; его шрам все еще жгло огнем; он ждал, что вот-вот погибнет. Почти вплотную приблизилась к нему фигура на метле, человек с головой под капюшоном поднял руку…

- НЕТ!

С яростным ревом Хагрид оторвался от мотоцикла и прыгнул прямо на Death Eater; Гарри с ужасом смотрел, как они быстро исчезали далеко внизу, метла не снесла их обоих…

Гарри едва держался на падающем мотоцикле, сжимая колени, – и тут до него донесся вопль Voldemort:

- Мой!

Все было кончено: он не видел, не слышал, откуда появился Voldemort; мимо промелькнул еще один Death Eater, и кто-то рядом произнес, - Avada…

Тут шрам Гарри полыхнул такой болью, что он зажмурился, а его палочка начала действовать по собственной воле. Она потянула его за руку, словно подчиняясь невидимому магниту, потом сквозь полуприкрытые веки он увидел фонтан золотых брызг, услышал громкий треск и вслед за ним - вопль ярости. Закричали и уцелевшие Death Eaters.

- НЕТ! - визжал Voldemort. Тут оказалось, что Гарри почти уткнулся носом в кнопку, запускающую режим драконьего пламени. Он ударил по ней свободной рукой, и мотоцикл изверг из себя огненную струю, пикируя прямо вниз.

- Хагрид! - звал Гарри, из последних сил удерживаясь на мотоцикле. - Хагрид! Accio Хагрид!

Мотоцикл с чудовищной скоростью несся к земле. Лицо Гарри едва высовывалось из-за руля; он различал под собою только далекие огоньки, которые летели ему навстречу, ближе и ближе: сейчас он разобьется, и ничего уже не поделаешь. Сзади его догнал еще один вопль:

- Selwyn, твою палочку, быстро!

Он почуял присутствие Voldemort прежде, чем рассмотрел его. Сбоку появились горящие красным огнем глаза, и он почти уверился, что настал его последний миг: Voldemort готовился снова метнуть в него заклятье…

А потом Voldemort пропал. Гарри взглянул вниз и под собой увидел Хагрида, беспомощно раскинувшегося на земле. Он с натугой вывернул руль, чтобы не врезаться прямо в него, нащупал тормоз, но тут же - удар, сотрясший землю, раздирающий уши грохот, - и он обрушился в какое-то грязное месиво.


 
hp7/ch4.txt · Последние изменения: 2007-09-21 00:00 (внешнее изменение)
 
Recent changes RSS feed Creative Commons License Donate Powered by PHP Valid XHTML 1.0 Valid CSS Driven by DokuWiki