Глава 5 Павший воин

Переводчик: Фридманка Редактор: Cath

- Хагрид!
Гарри с трудом приподнялся над грудой металла с клочками кожи и, увязая руками в мутной жиже, попытался встать. Куда делся Волдеморт? Казалось, он вот-вот выскочит из темноты. Что-то горячее стекало со лба и струилось по подбородку. Гарри выбрался из прудика и вдруг уткнулся в распростертую на земле громадную тушу. Это был Хагрид.
- Хагрид! Скажи что-нибудь…
Туша не шелохнулась.
- Кто здесь? Это Поттер? Гарри Поттер? – позвал незнакомый мужской голос. Потом донесся женский:
- Они разбились! Тед! Прямо в саду!
У Гарри кружилась голова.
- Хагрид, - тупо повторил он, и ноги подкосились.
Придя в себя, он обнаружил, что лежит на спине, на каких-то подушках; где-то под ребрами жгло, правую руку саднило. Выбитый зуб вырос заново. Но шрам так и не утих.
- Хагрид!
Гарри открыл глаза. Он лежал на диване в незнакомой, хорошо освещенной гостиной. Замызганный рюкзак валялся чуть поодаль. Над диваном озабоченно склонился светловолосый мужчина с внушительным брюшком.
- Хагрид жив-здоров, сынок, - сказал он. – Жена там с ним. Ты сам-то как себя чувствуешь? Ничего больше не сломано? Ребра, руку и зуб я тебе вылечил. Меня, кстати, зовут Тед. Тед Тонкс, папа Доры.
Гарри так резко сел, что в глазах запрыгали звездочки и подкатила тошнота.
- Волдеморт…
- Тише, тише, - Тед поспешно взял Гарри за плечи и уложил обратно на подушки. – Очень скверно вы приземлились. А что с вами стряслось? Мотоцикл забарахлил? Артур Уизли, что ли, как всегда, перемудрил с маггловскими примочками?
- Нет, - ответил Гарри. Шрам, как зияющая рана, пульсировал болью. – Пожиратели смерти, целая толпа… Гнались за нами…
- Пожиратели? – перебил Тед. – Как это, пожиратели? Я думал, они не знали, что ваш перелет назначен на сегодня.
- Знали, - буркнул Гарри.
Тед поглядел на потолок, словно видел сквозь него небо.
- Ну, у нас же защитные чары на доме, сто ярдов радиус. Не пролезут.
И тут Гарри понял, почему исчез Волдеморт - в тот миг мотоцикл как раз пересек границу защиты, наложенной Орденом. Оставалось только надеяться, что чары не рухнут и впредь: ему представилось, что прямо сейчас, в ста ярдах над ними, Волдеморт силится проникнуть сквозь этакий огромный прозрачный пузырь.
Гарри рывком спустил ноги с дивана - ему нужно было самому, воочию, убедиться, что Хагрид жив. Однако стоило ему встать, как дверь распахнулась, и в проем, слегка прихрамывая, протиснулся Хагрид: лицо грязное, все в крови, но – живой, живой!
- Гарри!
Опрокинув по дороге два изящных столика и горшок с фикусом, Хагрид в два прыжка подскочил к Гарри и сгреб его в охапку – так, что затрещали свежезалеченные ребра.
- Гарри, елки-моталки, да как же ты отбился? А я уж думал – все, труба нам.
- Да, я тоже. До сих пор не верится…
Он осекся и вырвался из объятий: в комнату вошла женщина и теперь показалась из-за спины Хагрида.
- Ты! – вскричал Гарри, второпях шаря по карманам. Но там было пусто.
- Вот твоя палочка, сынок, - заметил Тед, постукивая ею Гарри по руке. Она упала возле тебя, я ее и подобрал… А орешь ты на мою жену.
- Ой… простите…
Чем ближе подходила миссис Тонкс, тем яснее становилось - нет, это не Беллатрикс, и не так похожа, как на первый взгляд: и волосы у нее были светлее, и глаза – больше и добрее. Правда, после выходки Гарри она глядела немного свысока.
- Что с нашей дочерью? – спросила она. – Хагрид сказал, что на вас устроили облаву. Где Нимфадора?
- Не знаю, - ответил Гарри. – Мы не видели, что случилось с остальными.
Муж с женой переглянулись. Страх и вина тут же вцепились Гарри в глотку. Если кто-то погиб, то виноват он и только он. Он смирился с их планом, сам отдал им волосы…
- Портал! – спохватился он. – Нам надо в Нору – все выяснить… Мы ваи сразу сообщим… ну, или Тонкс сама, если…
- Дора справится, Дромеда, - заверил жену Тед. – Она же настоящий аврор, и не в таких переделках бывала. А портал – он там, в спальне, - добавил он в сторону Гарри. – Через три минуты должен сработать, если хотите им воспользоваться – пожалуйста.
- Хотим, - ответил Гарри. Он схватил рюкзак и забросил его за плечи. – Я…
Он взглянул на миссис Тонкс. Ему хотелось попросить прощения за то, что оставляет ее с этой тревогой, в которой он себя так отчаянно винил, но все слова, что приходили в голову, казались пустыми и фальшивыми.
- Я скажу Тонкс…, то есть, Доре, чтобы дала вам знать, как только… Спасибо, что подлечили нас, и вообще за все… Я…
Он с облегчением вышел из комнаты. Тед повел его по короткому коридору в спальню. Хагрид, сгибаясь в три погибели, чтобы не сшибать головой дверные косяки, плелся следом.
- А мы уже пришли, сынок. Вот и портал.
Мистер Тонкс указал на маленькую щетку для волос с посеребренной ручкой, что лежала на туалетном столике.
- Спасибо, - Гарри дотянулся до щетки и уже приготовился исчезнуть.
- Стой-ка! – вдруг забеспокоился Хагрид, оглядываясь по сторонам. – А где же Хедвиг?
- В нее… в нее попали, - выдавил Гарри.
Осознание навалилось на него только сейчас: в глазах предательски защипало. Сова была ему товарищем, она одна связывала его с магическим миром долгими летними заточениями у Дурслей.
Хагрид больно похлопал Гарри по плечу своей тяжелой рукой.
- Ну, ничего, - прогудел он в бороду. – Ничего. Старушка славную жизнь прожила…
- Хагрид! – одернул его Тед Тонкс: щетка уже вовсю пылала голубым, и Хагрид едва успел коснуться ее пальцем.
Вдруг мощный рывок - словно живот подцепили крюком и теперь тянут за веревку – прочь от мистера Тонкса, вникуда. Гарри и Хагрида вращало волчком, но палец намертво прилип к порталу. Через пару мгновений ноги стукнулись о землю, и Гарри упал на четвереньки во дворе Норы. Послышались крики. Отбросив в сторону потухшую щетку, Гарри поднялся, слегка пошатываясь, и тут заметил миссис Уизли и Джинни - они сбегали по ступенькам с заднего крыльца. Хагрид, который при посадке тоже повалился, наконец-то взгромоздился на ноги.
- Гарри? Ты ведь настоящий Гарри? Что случилось? Где все? – кричала миссис Уизли.
- Как где? Разве больше никто не вернулся? – задохнулся Гарри.
Ответ явственно читался на бледном лице миссис Уизли.
- Нас поджидали пожиратели, - начал он. – И окружили, стоило нам взлететь. Они откуда-то знали про сегодня. Остальных я уже не видел, за нами гнались четверо, нам оставалось только удирать от них, а потом нас настиг Волдеморт…
Гарри чувствовал, что оправдывается, что пытается объяснить миссис Уизли, почему он упустил ее сыновей из виду, но…
- Ох, какое счастье, что ты цел! – вскричала она, незаслуженно, как ему казалось, его обнимая.
- М-молли, у тебя чутка бренди не найдется? – Хагрида слегка трясло. – Ну, чесслово, чисто в медицинских целях.
Взмах палочки – и Хагрид получил бы свой бренди, но миссис Уизли так быстро побежала в свой покосившийся дом, что Гарри понял: она хочет спрятать лицо. Он обернулся к Джинни, и она мгновенно прочла в его взгляде: «Умоляю, расскажи мне все».
- Рон и Тонкс должны были появиться первыми, но их портал вернулся пустым – она указала на ржавую консервную банку, что валялась неподалеку.
- А этот, - Джинни махнула рукой в сторону доисторического кеда, - упустили папа с Фредом. Они по плану были вторыми. А вы – третьи, - она сверилась с часами. – И если Джордж с Люпином успеют, то где-то через минуту будут здесь.
Миссис Уизли принесла бутылку бренди и вручила ее Хагриду. Он откупорил ее и моментально опрокинул в себя.
- Мама! – крикнула Джинни, указывая куда-то в темноту.
В нескольких шагах от них появилось голубое пятнышко. Оно росло и разгоралось все ярче, пока Люпин с Джорджем, вращаясь, не вывалились из него на землю. Гарри тут же понял - что-то не так: Джордж – бесчувственный, с окровавленным лицом, висел у Люпина на плече. Гарри подскочил к ним и подхватил Джорджа за ноги. Вместе с Люпином они дотащили его до дома, пронесли через кухню и уложили в гостиной на диван. Как только лампа осветила голову пострадавшего, Джинни издала судорожный вдох, а у Гарри подвело живот: у Джорджа не было одного уха. Половина головы и шеи отливали ужасающе алым.
Как только миссис Уизли склонилась над сыном, Люпин крепко схватил Гарри повыше локтя и поволок на кухню, где в дверном проеме застрял Хагрид и тщился протиснуться внутрь.
- Эй! – возмутился тот. – Руки прочь! Руки прочь от Гарри!
Люпин пропустил вопль мимо ушей.
- Что за существо сидело в углу моего кабинета в Хогвартсе, когда Гарри Поттер впервые туда вошел? – спросил он, тряся Гарри за плечи. – Отвечай!
- К-кажется, grindylow в аквариуме.
Люпин отпустил Гарри и привалился к буфету.
- Что это еще за фокусы? – взревел Хагрид.
- Прости, Гарри, я должен был убедиться, - сурово отозвался Люпин. – Нас предали. Волдеморт был в курсе, что ты переезжаешь сегодня, а кроме непосредственных участников операции, об этом никто не знал. Вместо тебя могли внедрить лазутчика.
- А меня ты чего не проверил? – пропыхтел Хагрид, все еще сражаясь с дверью.
Люпин повернулся к Хагриду:
- Ты – полувеликан, а оборотное зелье действует только на людей.
- Никто из Ордена не выдал бы плана Волдеморту, - возразил Гарри. Сама эта мысль казалась ему чудовищной: как можно было кого-то из них подозревать? – Волдеморт меня догнал только под конец, а сначала он понятия не имел, который из нас я. Если бы ему выложили весь план целиком, он бы сразу знал, что я с Хагридом.
- Волдеморт тебя догнал? – резко переспросил Люпин. – Почему? Как ты спасся?
Он рассказал, как пожиратели, что гнались за ним, распознали в нем подлинного Гарри, как отстали и, должно быть, вызвали Волдеморта, и тот возник перед ними как раз возле убежища Тонксов.
- Как они тебя вычислили? Что ты такого сделал?
- Я… - Гарри напряг память; весь полет теперь слипся для него в единый сгусток ужаса и смятения. – Я узнал Стэна Шанпайка. Ну, того типа, что работал кондуктором в Knight Bus. И попытался его обезоружить, чтобы не… ну, он же не в себе, так ведь? Не иначе как под Империусом!
Люпин разом помертвел.
- Гарри, до игрушек ли сейчас? Эти люди пытаются захватить тебя и убить! Если ты не готов убивать – хотя бы оглушай!
- На такой высоте? Да там без разницы, что Stupefy, что Avada Kedavra! А Стэн был сам не свой! И потом, Expelliarmus два года назад спас меня от Волдеморта, - добавил Гарри упрямо: Люпин напомнил ему, как глумился над ним Захария Смит с Хаффлпаффа, когда Гарри собрался учить Дамблдорову Армию обезоруживать противника.
- Да, Гарри, - Люпин, казалось, с трудом сдерживается. – И толпа Пожирателей была тому свидетелем! Гарри, прости, но такое заклинание перед лицом смерти – очень необычный ход, и повторять его перед Пожирателями, которые, если сами не были тогда на кладбище, то прекрасно наслышаны – сущее самоубийство!
- Так что, по-твоему, я должен был убить Стэна? – огрызнулся Гарри.
- Разумеется, нет. Но Пожиратели, да и, честно говоря, большинство людей, ожидали бы от тебя ответного удара. Гарри, Expelliarmus – действенное заклинание, но, видимо, Пожиратели считают, что это твой излюбленный маневр. Я очень тебя прошу, не расписывайся так больше.
Гарри уже чувствовал себя полным идиотом, но какая-то часть его складывать оружие не собиралась.
- Я не намерен сметать людей с дороги просто потому, что они там оказались. Этим Волдеморт занимается.
Ответный выпад Люпина пропал втуне: пропихнув-таки себя в дверь, Хагрид добрел до стула и не успел сесть, как тот под ним развалился. Не обращая внимания на ругань вперемешку с извинениями, Гарри снова повернулся к Люпину:
- Что будет с Джорджем?
От этого вопроса Люпин словно оттаял: всю его досаду на Гарри как рукой сняло.
- Думаю, он поправится, но восстановить ухо, боюсь, не удастся – это такое проклятье…
Во дворе послышалась какая-то возня. Люпин метнулся к двери. Гарри, перескочив через Хагридовы ноги, помчался туда же.
Во дворе появились двое. Подбежав поближе, Гарри узнал Гермиону, что на глазах превращалась в саму себя, и Кингсли. Оба сжимали погнутую вешалку. Гермиона кинулась Гарри на шею, Кингсли же никакого восторга не выразил: через плечо Гермионы Гарри увидел, как он нацелил палочку Люпину в грудь.
- Последние слова Дамблдора нам двоим?
- Вся наша надежда – на Гарри. Верьте ему, - спокойно ответил Люпин.
Кингсли перевел палочку на Гарри, но Люпин поспешил заверить:
- Это он, я проверял.
- Ладно, ладно, - сдался Кингсли, пряча палочку под плащ. – Но кто-то нас предал! Они пронюхали про сегодняшний план!
- Похоже на то, - отозвался Люпин. – Но что мишеней будет целых семь, для них явно стало новостью.
- Утешил, тоже мне, - буркнул Кингсли. – Кто еще вернулся?
- Только Гарри, Хагрид и мы с Джорджем.
Гермиона тихо застонала, зажав рот ладонью.
- А у вас что было? – спросил Люпин у Кингсли.
- Пятеро на хвосте, двоих я ранил, одного, вроде, прикончил, - отчитался тот. – И Сам-знаешь-кого тоже видели, нарисовался на полдороге, но быстро сгинул. Ремус, он может…
- Летать, - вставил Гарри. – Я тоже его видел, он возник перед нами с Хагридом.
- Так это он за вами припустил, - протянул Кингсли. – А я-то все гадал, куда это он испарился. Но почему он вдруг сменил цель?
- Гарри чересчур мягко обошелся со Стэном Шанпайком, - разъяснил Люпин.
- Стэн? – переспросила Гермиона. – Но он же был в Азкабане!
Кингсли невесело усмехнулся.
- Просто министерство, Гермиона, замяло очередной массовый побег. У Трэверса слетел капюшон, когда я шарахнул его заклятьем, а ведь он тоже должен был отсиживаться. А с вами-то что стряслось, Ремус? Где Джордж?
- Он остался без уха, - ответил Люпин.
- Без уха?.. – взвизгнула Гермиона.
- Снейп постарался, - уточнил Люпин.
- Снейп? – Гарри так и подскочил. – Ты не сказал…
- У него ветром сдуло капюшон. Sectumsempra всегда была его коронным номером. Я хотел бы похвастаться, что отплатил ему сторицей, но хватило меня только на Джорджа – он терял много крови, и надо было его удерживать на метле.
Воцарилась тишина. Все четверо посмотрели на небо. Ни шороха, ни движения – только звезды безучастно, не мигая, глядели вниз – друзья на метлах не заслоняли их. Где сейчас Рон? Что с Фредом и мистером Уизли? Билл, Флер, Тонкс, Mad-Eye, Мундунгус – где они?
- Гарри, подсоби, а? – просипел Хагрид из двери, в которой опять застрял. Довольный, что нашлось хоть какое-то дело, Гарри вытянул его на волю, а сам пошел внутрь, черезь пустую кухню в гостиную, где миссис Уизли и Джинни все еще ухаживали за Джорджем. Миссис Уизли остановила ему кровь и очистила рану, и при свете лампы Гарри увидел зияющую дыру на месте уха.
- Как он?
Миссис Уизли обернулась на голос и ответила:
- Я не могу вырастить ему ухо – его отсекли черной магией. Но могло ведь быть гораздо хуже… Он жив.
- Да, - вздохнул Гарри. – Слава Богу.
- Мне почудилось или там во дворе кто-то еще приземлился? – спросила Джинни.
- Гермиона и Кингсли, - ответил Гарри.
- Хвала небесам, - прошептала Джинни. Они переглянулись. Гарри захотелось обнять ее, прижать к себе, и ему уже было все равно, что подумает миссис Уизли, но не успел он дать волю чувствам, как из кухни донесся страшный грохот.
- Дай мне увидеть сына, Кингсли, а потом я докажу тебе, что я – это я! С дороги, коли жизнь тебе дорога!
Гарри еще никогда не слышал, чтобы мистер Уизли так орал. Он ворвался в гостиную – бледный как полотно, лысина в поту, очки съехали набок. Фред, такой же бледный, но тоже невредимый, вбежал следом.
- Артур! – всхлипнула миссис Уизли. – Ох, слава Богу!
- Как он?
Мистер Уизли упал на колени возле Джорджа. А Фред, казалось, потерял дар речи – сколько Гарри его знал, никогда не думал, что такое может быть. Через спинку дивана он вперил взгляд в рану близнеца, будто не верил глазам.
Видимо, очнувшись от шума, что наделали Фред с отцом, Джордж пошевелился.
- Как ты себя чувствуешь, Джорджик? – шепнула миссис Уизли.
Джордж ощупал рану.
- Везуха мне, - пробормотал он.
- Что с ним? – в ужасе прохрипел Фред. – Черепно-мозговая травма?
- Везуха, - повторил Джордж и, разлепив веки, посмотрел на брата. – Ну, Фред, везуха на букву Б. Въехал?
Всхлипы миссис Уизли стали громче. Восковое лицо Фреда порозовело.
- Бред какой-то! – заявил он Джорджу. – Есть целое море шуток про уши, а ты докатился до какой-то жалкой везухи!
- Ну и ладно, - отмахнулся Джордж и подмигнул своей заплаканной матери. – Зато теперь, мам, ты сможешь нас различать!
Он огляделся.
- Здорово, Гарри. Ты же Гарри, да?
- Он самый, - Гарри придвинулся к дивану.
- Ну, хоть тебя мы доставили в целости, - заключил он. – А почему Рон с Биллом не рыдают у моего одра?
- Они еще не вернулись, Джордж, - объяснила миссис Уизли. Улыбка сползла с его лица. Гарри взглянул на Джинни и жестом позвал ее с собой из дома. На кухне она шепотом сообщила ему:
- Рон и Тонкс должны с минуты на минуту быть, им не придется долго лететь – тетушка Мюриель живет рядом.
Гарри не ответил. Все это время ожидания в Норе он пытался держать страх на привязи, но теперь тот начал его одолевать – расползался по коже, трепыхался в груди, колом торчал в горле. На заднем крыльце Джинни взяла его за руку.
Кингсли расхаживал взад-вперед, на каждом развороте бросая взгляд на небо. Точно так же миллион лет назад мерил шагами гостиную дядя Вернон. Хагрид, Гермиона и Люпин стояли плечом к плечу, молча глядя вверх. Никто из них не обернулся, когда Гарри и Джинни влились в их безмолвный строй.
Минуты длились годами. Малейшее дуновение ветерка – и все подскакивали, с надеждой вглядываясь в шепчущие ветки и кусты: не выскочит ли оттуда пропавший фениксовец, целый и невредимый.
Вдруг прямо над ними возникла метла и вошла в пике…
- Это они! - завопила Гермиона.
При посадке Тонкс занесло – во все стороны полетели клочки земли и щебенка.
- Ремус! – закричала она и ссыпалась с метлы прямо мужу в руки. Его побелевшее лицо словно свела судорога – казалось, он не может вымолвить ни звука. Рон колченого доковылял до Гарри с Гермионой.
- Вы живы, - не успел выдохнуть он, как Гермиона накинулась на него и задушила в объятиях.
- Я думала… Я уже решила…
- Вот он я, - проговорил он невнятно, похлопывая ее по спине. – Все со мной нормально.
- Рон – молодчина, - тепло отозвалась Тонкс, отрываясь от Люпина. – Просто умничка. Оглушил одного пожирателя, засветив ему заклятьем по голове, а целиться с метлы в летящий объект – это, доложу я вам…
- Правда? – просияла Гермиона, глядя на Рона снизу вверх и не размыкая рук, обвитых вокруг его шеи.
- И вот вечно такие удивленные глаза, - проворчал Рон, высвобождаясь. – Ну что, мы последние?
- Нет, - ответила Джинни. – Мы еще ждем Билла с Флер и Mad-Eye с Мундунгусом. Рон, я пойду скажу маме, что ты цел.
С этими словами она убежала в дом.
- Почему вы так долго? Что случилось? – голос Люпина звучал почти сердито.
- Беллатрикс, - сказала Тонкс. – Ремус, я у нее заветная мишень, почти как Гарри. Она прямо из кожи вон лезла. Жаль, мне ее достать не удалось. Ух, я бы поквиталась! Но вот Rodolphus-а мы точно ранили… А потом добрались до тетушки Рона, Мюриель, портал проворонили, а она раскудахталась вокруг нас…
У Люпина на щеке дергалась жилка. Он молча кивнул – видимо, судорога еще не отпустила.
- Ну а с вами со всеми что было? – переключилась Тонкс на Гарри, Гермиону и Кингсли.
Они принялись рассказывать о своих приключениях, но отсутствие Билла, Флер, Mad-Eye и Мундунгуса окутывало их, словно зимняя стужа, что леденила душу и не давала о себе забыть.
- Мне пора обратно на Даунинг-стрит, - наконец, подал голос Кингсли, в последний раз скрупулезно изучив небо. - Я и так уже на час опоздал. Как они явятся, пришлите весточку.
Люпин кивнул. Махнув на прощание остальным, Кингсли зашагал к воротам и исчез в темноте. Гарри показалось, что он расслышал слабый хлопок – Кингсли трансгрессировал за оградой Норы.
Чета Уизли торопливо сбежала по ступенькам во двор, Джинни вслед за ними. Родители обняли Рона и повернулись к Люпину и Тонкс:
- Спасибо вам за наших сыновей, - сказала миссис Уизли.
- Молли, не говори ерунды, - отрезала Тонкс.
- Как там Джордж? – спросил Люпин.
- А что с ним? – встревожился Рон.
- Он потерял…
Договаривала миссис Уизли под общий возглас: в небе плавно снижался тестраль. Он приземлился возле них, и Билл с невестой, потрепанные ветром, но невредимые, слезли на землю.
- Билл! Слава Богу…
Миссис Уизли бросилась к нему, но Билл лишь рассеянно приобнял ее. Глядя прямо на отца, он сказал:
- Mad-Eye погиб.
Все онемели. У Гарри внутри словно что-то оторвалось – и ушло, провалилось под землю, навсегда.
- Мы все видели, - продолжил Билл. Флер кивнула: на щеках ее в свете кухонных огней блестели дорожки от слез. – Сразу после того, как мы вырвались из круга: Mad-Eye и Гнус летели рядом с нами – они тоже держали курс на север. Вдруг сам Волдеморт - он летел без всякой метлы – ринулся за ними. Гнус запаниковал, я слышал, как он вопит, а Mad-Eye пытается его удержать. Но он трансгрессировал, а Mad-Eye получил авадой по лицу. Он опрокинулся с метлы, и мы ничего не могли поделать – на нас самих висело человек шесть…
Голос у Билла сорвался.
- Вы правда ничего не могли сделать, - подтвердил Люпин.
Они стояли, потерянно переглядываясь. У Гарри не укладывалось в голове – Mad-Eye, этот закаленный в боях вояка, что столько лет подряд выживал в любой схватке, он просто не мог погибнуть…
В конце концов, хотя никто не проронил ни слова, к ним пришло осознание, что во дворе ждать больше некого. Так же молча, вслед за супругами Уизли, они вошли в дом. В гостиной смеялись близнецы.
- Что с вами? – Фред переводил взгляд с одного лица на другое. - Что-то случилось? Кто…
- Mad-Eye, - ответил мистер Уизли. – Мертв.
Вместо веселья на лицах близнецов проступил ужас. Казалось, никто не знает, что теперь делать. Тонкс тихо плакала, уткнувшись в платок. Они были близкими друзьями, вспомнил Гарри: Тонкс была его любимым стажером в министерском аврорате. Хагрид, примостившийся на полу в самом просторном углу, тер глаза своей обычной носовой скатертью.
Билл подошел к буфету и достал оттуда бутылку огневиски и стаканы.
- Вот, - мановением его палочки двенадцать полных стаканов разлетелись по комнате, к каждому в руки. Тринадцатый он поднял вверх. – Светлая память.
- Светлая память, - подхватили все и осушили стаканы.
- С-светлая память, - несколько запоздав, пробасил Хагрид. Огневиски обжег Гарри горло, но при этом привел в чувство: ушло все горестное отупение, и внутри разгорелось что-то сродни храбрости.
- Так, значит, Гнус трансгрессировал? - заметил Люпин, залпом опрокинувший свой стакан.
Настроение в комнате изменилось мгновенно: к Люпину устремились настороженные взгляды. Как показалось Гарри, всем и не терпится услышать, что он скажет, и боязно.
- Я знаю, к чему ты клонишь, - подал голос Билл. – Я сам много такого передумал, пока сюда летел. Они нас поджидали, так? Но Гнус не мог нас предать, они же растерялись поначалу, когда увидели семь Поттеров. А эту милую финтифлюшку, если ты помнишь, как раз Гнус и предложил. С чего бы ему не сказать им самого главного? Сдается мне, Гнус перетрусил, вот и все. Он вообще не хотел высовываться, а Mad-Eye его заставил, и Сами-знаете-кто напал прямо на них. Тут уж кто угодно сдрейфит.
- А ведь Mad-Eye как в воду глядел, - мрачно усмехнулась Тонкс. - Предсказывал же он, что Сами-знаете-кто решит, что Гарри с самым матерым аврором. Вот он и взял Mad-Eye на мушку, а потом, когда Гнус выдал их с головой, переключился на Кингсли…
- Это, конечно, весьма хорошо, - ввернула Флер. - Но это не объясняет совсем, как они знали, что мы возьмем Арри этим вечером. Кто-то действовал легкомысленно. Кто-то упустил дату постороннему. Только так возможно понять, почему они знали дату, но не весь план.
Дорожки от слез все еще обрамляли ее прекрасное лицо. Она обвела всех гневным взглядом, выжидая, кто осмелится ей возразить. Но возражать никто не стал. Тишину нарушал только Хагрид, что икал, спрятавшись в свой исполинский платок. Гарри взглянул на него. Хагрид, который только что рисковал ради него жизнью, родной Хагрид, которому он доверял полностью, этот самый Хагрид однажды вытрепал Волдеморту важные сведения, позарившись на драконье яйцо…
- Нет! – рявкнул Гарри, и все недоуменно уставились на него: оказывается, после огневиски голос у него порядочно усилился. – То есть, я хочу сказать, если кто по ошибке сболтнул лишнего, то это же не специально. Он не виноват, - повторил он, опять громче обычного. – Нам надо доверять друг другу. Я всем вам доверяю, и уверен, что никто из вас ни за что не сдаст меня Волдеморту.
Он договорил – и снова воцарилась тишина. Никто не сводил с него глаз. Чувствуя, что опять закипает, Гарри глотнул еще огневиски – просто чтобы не сидеть без дела. Он пил и думал о Mad-Eye. Тот вечно ворчал, что Дамблдор доверяет всем подряд.
- Хорошо сказано, Гарри, - неожиданно одобрил Фред.
- Угу, такая речь никого безушастным не оставит, - добавил Джордж, мельком глянув на Фреда. Тот криво ухмыльнулся.
Люпин остановил на Гарри странный взгляд, чуть подернутый жалостью.
- По-твоему, я идиот? – взорвался Гарри.
- Нет, просто ты мне напомнил Джеймса, - ответил Люпин. – Он считал, что нет хуже позора, чем не доверять друзьям.
Гарри понял намек: его отца предал друг, Питер Петтигрю. На него накатило необъяснимое бешенство. Хотелось яростно спорить, но Люпин уже отвернулся, поставил стакан на кухонный столик и обратился к Биллу:
- Есть дело. Я могу попросить Кингсли…
- Не надо, - тут же отозвался Билл. – Я готов, я пойду.
- Куда это вы собрались? – разом всполошились Тонкс и Флер.
- Тело Mad-Eye, - объяснил Люпин. – Надо его найти.
- А это не может… – начала было миссис Уизли, умоляюще глядя на Билла.
- Подождать? Пока его утащат к себе пожиратели? – уточнил Билл.
Никто не ответил. Люпин с Биллом простились и вышли. Все остальные в изнеможении попадали на стулья. Все, кроме одного – Гарри остался стоять. Присутствие смерти – внезапной и необратимой – ощущалось явственно.
- Мне тоже пора, - сказал Гарри.
Десять пар глаз оторопело уставились на него.
- Гарри, не говори глупостей, - заговорила миссис Уизли. – Что на тебя нашло?
- Мне нельзя здесь оставаться.
Он почесал лоб. Шрам уже год так не болел.
- Пока я здесь, вы все в опасности. Я не хочу…
- Ну что за чепуха! – всплеснула руками миссис Уизли. – Все и затевалось-то ради твоей благополучной доставки сюда, и хвала Создателю, что все получилось. И Флер согласилась играть свадьбу здесь, а не во Франции, и мы все уже продумали, так что, будем все вместе, и за тобой присмотрим…
Ох, напрасно она его уговаривала: Гарри становилось только хуже.
- Если Волдеморт прознает, что я здесь…
- С какой стати? – пожала плечами миссис Уизли.
- Гарри, есть целая дюжина таких защищенных мест, - добавил мистер Уизли. – Откуда ему знать, в котором из них ты укрылся?
- Да я не о себе волнуюсь! – запротестовал Гарри.
- Само собой, - спокойно отозвался мистер Уизли. – Но если ты уйдешь, все наши усилия пойдут прахом.
- Даже и думать не моги, - гаркнул Хагрид. – Черт побери, Гарри, после такой свистопляски…
- Вот именно, - поддакнул Джордж, отрывая голову от подушки. – Что же, мое бедное, прОклятое ухо - тоже прахом?
- Я знаю…
- А Mad-Eye? Он разве хотел бы…
- Да знаю я! – взревел Гарри.
Его терзал этот перекрестный шантаж. Они решили, что ему наплевать на все, что для него сделали? Как до них не дойдет, что именно поэтому он и хочет уйти – пока кто-нибудь еще не пострадал из-за него! Повисла долгая, неловкая пауза, и боль еще отчетливее буравила шрам, но миссис Уизли, наконец, нарушила тишину:
- Гарри, а где же Хедвиг? – заговорила она примирительно. - Надо ее скорее посадить к Pigwidgeon-у и накормить.
У Гарри внутри все сжалось. Он не мог сказать ей правду. Чтобы уйти от ответа, он схватил свой стакан и допил.
- Погоди, они еще главного не знают, - сменил тему Хагрид. – Ты же опять дал ему отпор и оставил с носом, хоть он и навис над тобой!
- Это не я, - честно признался Гарри. – Это моя палочка. Она что-то наколдовала сама по себе.
Через пару мгновений Гермиона осторожно начала:
- Гарри, но так же не бывает. Наверное, ты хотел сказать, что магия получилась у тебя непроизвольно.
- Нет, - возразил Гарри. – Мотоцикл падал, я понятия не имел, с какой стороны Волдеморт, но палочка вдруг встрепенулась, нашла его и пальнула в него заклятьем, причем, я даже не понял, каким. Золотых всполохов я раньше не делал.
- Зачастую, - пустился в объяснения мистер Уизли. – В минуты опасности, может вырваться самая неожиданная магия. У детей, которых еще не учили, сплошь и рядом такое бывает.
- Да не так все было, - прошипел Гарри сквозь зубы. Шрам пылал огнем, да еще все вокруг вообразили, что он могуч дальше некуда, и Волдеморт ему по зубам – он этот миф терпеть не мог.
Никто больше не высказывался. Гарри знал, что ему не верят. Но теперь, по трезвом размышлении, приходилось признать, что о таких случаях, когда палочка сама выбрасывает заклинания, он никогда не слышал.
Шрам уже жгло нестерпимо – Гарри только что вслух не стонал. Промямлив что-то насчет свежего воздуха, он снял очки и бросился вон.
Тестраль во дворе вскинул голову, похлопал своими огромными кожистыми крыльями и вновь принялся щипать травку. Гарри добрел до калитки и, глядя на буйную садовую растительность, растирал раскалывающийся лоб и думал о Дамблдоре.
Дамблдор бы ему поверил, это уж точно. Дамблдор бы мигом объяснил, почему палочка вдруг выстрелила сама, ведь у него на все имелись ответы; тем более, по палочкам он был спец – растолковал же он то хитрое соединение их с Волдемортом палочек… Но Дамблдор – как и Mad-Eye, и Сириус, и его родители, и бедная сова – ушли, и теперь ни увидеть их, ни поговорить. В горле запершило, и огневиски тут был уже ни при чем.
А потом, ни с того ни с сего, боль в шраме стала какой-то запредельной. Он зажмурился, сдавил голову руками – и там, внутри, раздался голос:
- Ты обещал, что стоит сменить палочку – и все пойдет как по маслу!
Перед закрытыми глазами появился человек – изможденный, в лохмотьях, на каменном полу. Человек кричал истошно, надрываясь, бесконечно кричал от невыносимой боли.
- Нет! Нет! Умоляю… Умоляю…
- Ты солгал лорду Волдеморту, Олливандер!
- Я не лгал, клянусь, не лгал…
- Ты надеялся помочь Поттеру, чтобы он улизнул от меня!
- Клянусь, нет… Я был уверен, что другая палочка поможет…
- Тогда объясняй, что случилось. Палочка Люциуса разлетелась в щепки.
- Я… не понимаю… Связаны… только… ваши палочки…
- Ложь!
- Пощадите!.. Умоляю…
Гарри захлестнула неукротимая ярость Волдеморта; он видел, как белая рука взмахивает палочкой, и как в страшных муках корчится на полу несчастный старик…
- Гарри!
Видение оборвалось так же внезапно, как началось. Кругом была темень, он стоял, вцепившись в калитку; его колотила дрожь, сердце трепыхалось, шрам все еще пылал. И совсем не сразу до него дошло, что рядом Рон и Гермиона.
- Гарри, пойдем в дом, - шепнула Гермиона. – Ты ведь больше не собираешься уходить?
- Да уж, приятель, придется остаться, - Рон хлопнул его по спине.
- Гарри, что с тобой? – Гермиона стояла вплотную и вглядывалась ему в лицо. – На тебя смотреть жутко!
- Я-то что, - поежился Гарри. – вот Олливандер…
Когда он поведал им, что видел, Рон был ошарашен, а Гермиона – пришла в полный ужас.
- Но у тебя же давно все прекратилось! Твой шрам… он не должен был больше такое выделывать! Нельзя, чтобы между вами была такая связь – Дамблдор же велел тебе закрывать разум!
Гарри смолчал, и она схватила его за руку.
- Гарри, он уже захватил Министерство, все газеты и половину магического мира! Хоть голову свою от него сбереги!

Apparate – трансгрессировать
aspidistra – фикус. Букв. азиатский ландыш, но мы решили назвать цветок поупотребительнее
Bellatrix - Беллатрикс
Burrow - Нора
Death Eaters – Пожиратели смерти, Пожиратели
Disapparatе – трансгрессировать
Disarm – обезоружить
Downing Street – Даунинг стрит
Dumbledore - Дамблдор
Dumbledore's Army – Дамблдорова Армия
Dursley - Дурсли
Fleur – Флер
giant - великан
grindylow - ?
Hagrid - Хагрид
Hedwig - Хедвиг
Hufflepuff - Хаффлпафф
Imperiused – под Империусом
Kingsley – Кингсли
Lupin, Remus - Ремус Люпин
Mad-Eye - ?
Mundungus, Dung – Мундунгус, Гнус
Muriel - Мюриель
Ollivander – Олливандер
Order, Order member – Орден, Фениксовец
Polyjuice Potion – Оборотное зелье
portkey – портал
Pigwigeon – Хрюндель?
Rodolphus – Рудольф?
Snape - Снейп
Stan Shunpike – Стэн Шанпайк
Stun – оглушать
Travers - Трэверс
Tonks, Andromeda, mrs Tonks, Dromeda – Андромеда Тонкс, миссис Тонкс, Дромеда
Tonks, Nymphadora, Dora – Тонкс, Нимфадора, Дора
Tonks, Ted, mr Tonks – Тед Тонкс, мистер Тонкс
Vernon - Вернон
Voldemort - Волдеморт
Weasley Arthur, mr Weasley – Артур Уизли, мистер Уизли
Weasley Molly, mrs Weasley – Молли Уизли, миссис Уизли
Zacharias Smith – Захария Смит


 
hp7/ch5.txt · Последние изменения: 2007-10-01 00:00 (внешнее изменение)
 
Recent changes RSS feed Creative Commons License Donate Powered by PHP Valid XHTML 1.0 Valid CSS Driven by DokuWiki